Мнения

Готов ли бизнес к гармонизации судебной практики в Украине?

Давление на суд: чего ждет бизнес от третьей власти

На сегодняшний день в обществе сформировался достаточно четкий и понятный запрос в отношении реформы судебной системы. Результат такой реформы все представляют себе скорее «от обратного», констатируя высокие коррупционные риски, необоснованно длинные процессуальные сроки рассмотрения дел, крайне сложный доступ граждан к правосудию и другие проблемы. И рисуя идеальную картинку – честные и профессиональные судьи в удобных для посетителей помещениях вершат правосудие «по-европейски». Исходя из этого, существует масса «рецептов», от самых радикальных – уволить весь судейский корпус и набрать новых судей по примеру, скажем, новой полиции, до более адекватных – провести тестирование, результатом которого станет относительно справедливое распределение судей в системе, в зависимости от их профессиональной подготовки, либо увольнение. Таким мнением делится Иван Мищенко, управляющий партнер Trusted Advisors.

Однако судебная система не существует в социальном вакууме, рассматривать ее как совершенно отдельную и независимую отрасль было бы, на наш взгляд, в корне неверно. Для начала необходимо дать обоснованный ответ на вопрос, кому в первую очередь была бы выгодна действительно независимая и сильная судебная ветвь власти? В данном случае дефиниции «рынок» и «общество» следует уточнить. Если говорить о рынке в широком смысле слова, как экономической реальности, которую формируют определенное количество ключевых игроков – т.н. олигархов, то повсеместные призывы к прозрачным и понятным правилам с их стороны воспринимаются как лозунги, не имеющие под собой реального основания.

Экономическая модель, общепринятая в украинском обществе, не подразумевает сотрудничества и взаимного доверия государства и бизнеса в самом широком смысле слова. Государство и его институты можно либо использовать для реализации собственных целей, либо минимизировать его воздействие на бизнес-процессы. Не последнее место в этой парадигме занимает и судебная система, которая, будучи частью государственной машины, точно так же воспринимается рынком как непредсказуемый опасный элемент, который необходимо использовать и учитывать в построении бизнес-модели. Есть знаменитая шутка, которая гласит, что «суд не продается, суд покупается», которая очень точно выражает взаимоотношения бизнеса и судебной системы как элемента государственной машины.

Справедливости ради необходимо подчеркнуть и другую сторону медали – крайнюю зависимость судебной системы власти от власти исполнительной и законодательной. Лишь в последний год стали предприниматься попытки снизить это влияние путем внедрения институциональных механизмов управления судебной системой. Проще говоря, речь идет о главном вопросе – кто назначает и увольняет судей. В ответе на этот вопрос кроется понимание степени того влияния, которое исполнительная и законодательная власть оказывает на судебную. Неслучайно в одном из проектов изменений в Конституцию название раздела «Судопроизводство» хотят заменить на «Судебная власть», дабы подчеркнуть и зафиксировать само восприятие судебной власти как действительно отдельной ветви власти.

Таким образом, по нашему мнению, судебная власть испытывает колоссальное воздействие как со стороны экономического рынка в широком смысле этого слова, так и со стороны власти, которая безусловно хочет продолжать контролировать этот важнейший общественный механизм. «Правила игры», которые сложились за годы независимости, к сожалению, в большинстве случаев отводят судам лишь формальную роль – принятия определенного решения, которое пролоббировал более системный бизнесмен или более влиятельный чиновник, в отличие от их оппонентов. В ситуации такого колоссального давления судебная система восприняла для себя единственно возможную позицию – максимально формализовать правосудие.

Прячась за сугубо формальным подходом, суды и судьи всегда оставляют себе «пространство для маневра». Юридический и смысловой анализ подавляющего большинства судебных решений ярко демонстрирует, что собственных мыслей и выводов катастрофически мало – часто вообще непонятно, как именно судья, руководствуясь внутренним убеждением, принял то или иное решение. Подобно китайской грамоте, юристы пытаются реконструировать судейский ход мысли, который практически всегда остается «за кадром». Высказать свою собственную позицию, непосредственно применить право и истолковать факты и обстоятельства так, что для апелляционной и кассационной инстанции дело станет почти очевидным – значит нарушить негласное правило формального подхода, открыто выступить против сложившейся парадигмы общественных отношений, что невыгодно, в конечном счете, самому суду.

Именно поэтому, на наш взгляд, корень сложившейся в судебной системе проблемы следует искать не в ней самой, воспринимая ее как некий обособленный мир, живущий безотносительно мира общественного. Давление на судей со стороны правоохранительный органов, громкие бесконечные призывы борьбы с коррупцией в судебной системе, попытки внедрения судебной реформы без признания очевидного факта зависимости судебной системы от власти, с одной стороны, и бизнеса – с другой, обречены на провал с точки зрения того результата, которого жаждет общество.

Исполнительная и законодательная власть обязана отказаться от любого и всякого влияния на судебную систему, и сделать это в ущерб себе. Крупный бизнес обязан поступить таким же образом. Нарушившего это неписанное правило должна ждать неотвратимая и жесткая ответственность. Иными словами, нужно просто дать возможность судебной системе расти и развиваться без колоссального влияния и давления извне – и только такой подход, на наш взгляд, даст желаемый результат. Критерий наступления этого момента крайне прост – в тот момент, когда правосудие приобретет характер реального, а не формального, когда даже ребенок, прочитав судебное решение, сможет понять, кто и почему понес ответственность в этом споре, когда решение Верховного Суда Украины реально повлияет на сложившиеся в обществе правоотношения, тогда рынок будет готов к гармонизации судебной практики.

По материалам Форбс.