Аналитика

Грань свободы взглядов от ЕСПЧ

  • 0
  • 0

«Право на свободу взглядов» — безграничное право, о котором м так часто говорят журналисты, юристы и простые украинцы. Оно гранично или безгранично?  Ответить на этот вопрос можно, основываясь на излишне противоречивом украинском законодательстве, но мы не получим объективный ответ, а можно обратиться к Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод статье 10, которой содержит следующую норму:

«Каждый имеет право на свободу выражения взглядов. Это право включает свободу придерживаться своих взглядов, получать и передавать информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ.  

Осуществление данных свобод, поскольку оно связано с обязанностями и ответственностью, может подлежать таким формальностям, условиям и ограничениям или санкциям, которые установлены законом и являются необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения конфиденциальной информации или для поддержания авторитета и беспристрастности правосудия». 

Таким образом Конвенция, которая была ратифицирована всеми членами Совета Европы и соблюдения которой проверяет решения государственных органов стран Европы – Европейский суд по правам человека, содержит положения, которые допускают грань в правах человека на свободу взглядов.

Этот вопрос был одним из самых важных на V форуме по практике ЕСПЧ, который проходил во Львове 6-8 октября.

Безгранична ли грань свобод? 

Отвечаем на этот вопрос положениями Конвенции. Статья 17 Конвенции подчеркивает, что ни одно из положения данной Конвенции не может быть истолковано как таковое, что предоставляет какому-либо государству, группе или лицу право заниматься любой деятельностью или осуществлять какое-либо действие, направленное на упразднение (ущемление) прав и свобод, признанных данной Конвенцией, или на их ограничение в большом объеме, чем это предусмотрено в Конвенции.

То есть Конвенция требует от лиц, выражающих свои взгляды и государственных органов, решающих подобные споры, устанавливать баланс интересов и обоснованность ущемления чьих-либо прав, которые гарантированы Конвенцией.

ЕСПЧ о работе СМИ 

В частности, на форуме говорилось о том, что сейчас, как никогда ранее, популярны журналистские расследования о жизни тех или иных чиновников разных рангов.

С одной стороны журналисты реализуют свое право на выражение взглядов и передачу информации, а с другой — передаваемая ими информация касается частной или семейной жизни другого человека, который занимает определенную чиновничью должность.

Допустимо ли вмешательство в личную жизнь? Если да, в какой степени? Европейский суд по правам человека (далее – Суд) в решении по делу «AxelSpringerAGv. Germany (заявление №39954/08)»  сформировал следующие основные критерии оценки обоснованности вмешательства или ущемление прав, гарантированных Конвенцией:

  • взнос в публичную дискуссию (предоставляет ли информация общественный интерес);
  • публичность лица, о которой сообщается, и характер предоставляемой информации;
  • способ получения информации, а также ее достоверность,

Кроме того Суд отметил, что частное лицо, неизвестное общественности, может требовать особенной защиты своих прав на личную жизнь, это же не касается общественных деятелей.

Следует отметить, что прежде чем ссылаться на практику Европейского суда по правам человека в украинских судах – необходимо ознакомиться с полным текстом самого решения, поскольку в отличии от национальных судов, ЕСПЧ руководствуется не «духом закона», а «духом права».

Примером абсолютно противоположного решения, хоть оно и не является окончательным, в толковании статей 10 и 8 Конвенции, является решение по делу Satakunnanv. Finland (заявление №931/13).

Суд признал, что создание и уведомление баз данных деклараций чиновников является обработкой их персональных данных, даже их сбор с открытых источников, для сбалансирования прав, понятие «журналистская цель» должно толковаться широко, в контексте дела может быть применено в случае, если деятельность имеет целью раскрыть обществу информацию, цели, и в результате признал отсутствие нарушения статьи 10 Конвенции.

В итоге именно от деталей дела зависит возможность применения его в качестве источника права, как это регламентирует Закон Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека», в национальных судах.

Возвращаясь к обоснованности ограничения прав на выражение своих взглядов, стоит также учитывать не только допустимость нарушения прав третьих лиц, но и обстановку в регионе, о котором идет речь, или охрану здоровья и нравственность (на аравийском полуострове, например, запрещено носить некоторые фасоны одежды, ввиду их несоответствия нравственным устоям проживающего там общества и т.д.).

Примеров можно приводить много, однако есть то, на что хотелось бы обратить особое внимание:

  • при выражении взглядов всегда должен быть соблюден «баланс интересов» заявителя и общества или лица, чьи права ущемляются;
  • ущемления чьих-либо прав обязано быть обоснованным;
  • публичные лица, в силу занимаемых должностей не могут претендовать на абсолютную конфиденциальность «личной жизни», даже, если они уже не являются чиновниками или политиками;
  • лицо, выражающее и распространяющее свои взгляды обязано отвечать за последствия, которые произошли в результате такого распространения.

Читайте также: Спасет ли ЕСПЧ обманутых инвесторов?

  • 0
  • 0

Комментировать