Мнения Фармрынок

«Надо переходить к пониманию, что аптека — это учреждение здравоохранения, а не торговая точка»

Олег Климов

Председатель правления ОО «Всеукраинская Фармацевтическая Палата», член Совета Международной фармацевтической федерации (FIP) Олег Климов открыл темную сторону украинского аптечного бизнеса в остром интервью специально для

Внешне кажется, что фармацевтическая дело в Украине процветает — количество аптек растет и они становятся более современными и функциональными. В них можно купить почти все … только цены очень высокие. Так видит современную украинскую аптеку рядовой гражданин. Господин Климов знает ситуацию несколько глубже, он видит то, что скрывают за красивыми витринами и это его пугает. Отсутствие фармацевтического самоуправления и института допуска к профессии, дилетанты в белых халатах, лекарства без рецептов, провал программы реимбурсации, огромные наценки, маркетинговый заказ на продажу конкретных торговых марок. А между тем все может быть иначе — в странах с устойчивой экономикой и Европейского Союза, кстати, получилось.

: С какой целью была создана «Всеукраинская Фармацевтическая Палата»?

О. Климов: Я и мои единомышленники холили годами мечту создания Палату на основе идеологии Международной федерации фармацевтов. Сейчас в Украине около 60 различных общественных организаций, которые позиционируют себя как те, которые занимаются здоровьем населения. Однако большинство из них — это инструменты лоббирования бизнеса производителей, дистрибьюторов или аптечных сетей.

Общественная Организация «Всеураинская Фармацевтическая Палата» — это единственная, не побоюсь этого слова, общественная профессиональная организация, которая создана для лоббирования интересов пациента и фармацевтического работника

Перед созданием нашей общественной организации мы согласовали проект Устава с Международной федерацией фармацевтов, для нас было важно, чтобы она в целом соответствовала принципам Федерации. Мы зарегистрировались в 2015 году, получив согласование МФФ.

Мировая история общественных организаций, которые влияют на политику государств в фармацевтическом секторе, довольно давняя. В Великобритании подобная организация была основана в 1842 году, в России — в 1934-м. В Украине фармацевтическая палата работает только третий год и пока ей не аналогов.

: У кого есть право быть членом Палаты?

О. Климов: В нашей организации могут быть только физические лица с фармацевтическим образованием. Присутствие юридических лиц категорически запрещено Уставом, потому что они влекут за собой конфликт интересов. Бизнесмены объединяются, чтобы защититься от государства, налоговой службы и т.д., но все это ситуативные объединения, не имеющие целью лоббирования интересов граждан.

: Какова роль Палаты перед государством и прислушиваются государство к ней?

О. Климов: Нам удалось наладить профессиональные отношения с Минздравом, все документы Министерства мы обсуждаем на рабочей группе. Также нас услышали в Кабмине, нам удается регулировать внедрение резонансных законопроектов. Сейчас остается много нерешенных вопросов, да, мы видим безумное сопротивление среди владельцев аптечных сетей по принятию законопроекта «О фармацевтическом самоуправлении», который четко описывает отношения государства и профессионального сообщества. Он предусматривает создание института допуска к профессии, который существует во всем мире.

Так, в США, Великобритании, Германии, Польши, закончив вуз, молодой специалист должен сдать тест в профессиональной организации и только после успешного экзамена он получает разрешение на работу в виде «ПЕРСОНАЛЬНОЙ ЛИЦЕНЗИИ НА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ фармацевтических УСЛУГ»

В этих странах существуют национальные реестры фармацевтических работников, являющихся единственным источником, через которые можно публично подтвердить свой профессиональный уровень. Мы с коллегами из ООО «МОРИОН» тоже создали аналогичный реестр (ЕРФПУ) только для Украины, в котором можно посмотреть место учебы, стаж работника, время, когда он проходил курсы повышения квалификации. Неудивительно, что реестр вызвал не меньшее  сопротивление у участников фармацевтического рынка, чем инициатива законопроекта о самоуправлении.

: Почему так произошло?

О. Климов: Потому что теперь надо открывать карты — кто у тебя работает, специалист или нет? Я уверен, далеко не все граждане Украины знают, что человек со средним фармацевтическим образованием не имеет права отпускать лекарственные средства рецептурного группы. У нас аптеки растут как грибы после дождя и, не стану скрывать, что есть много примеров, когда в белых халатах работают люди без фармацевтического образования. Это просто ужас!

В Украине сейчас приобретают популярность места по продаже лекарств. Они не имеют ничего общего с аптеками. Здесь не требуют рецепта и полностью игнорируют этику лечения больного.

Сейчас в Украине действует правительственная программа «Доступные лекарства», как думаете, сколько аптек ее поддерживают? Лишь около 5 тыс аптек, которые задекларировали свое участие, а фактически не более чем 1600 субъектов хозяйствования, среди которых коммунальные предприятия, которые не имеют другого выхода, и небольшая ряд частных владельцев, а где другие 17000??? 90% точек по продаже лекарств не поддержат государственную инициативу, и не потому что они хорошие или плохие, а потому что для бизнеса это убыточно. Участие в госпрограмме означает существенное уменьшение наценки, тысячу отчетов в различные органы и возврата денег через 30-40 дней. То есть государство пообещало гражданам доступные лекарства и «забыло» отметить, что доставать они их будут за счет аптек. Реимбурсация успешно работает во всем мире, но она не подается под политическим флагом и не реализуется за счет бизнеса.

: Что делать: фармацевтической услуги нет, все поставлено на службу бизнеса. Какие шаги Вы бы предложили в первую очередь для выхода из этой ситуации?

О. Климов: Основных шаги три.

  • Первый шаг — подготовка кадров. Каждый работник должен иметь лицензию на предоставление фармацевтических услуг, потому что не аптека отпускает лекарства, а конкретный человек-специалист, который должен нести ответственность за свои действия.
  • Второй шаг — последипломное образование, без нее человек априори не может работать в фармацевтической сфере. В Великобритании специалисты каждый год подтверждают лицензию, составляя огромній ряд тестов в формате on line. Только так можно быть уверенным, что в аптеках страны работает квалифицированный персонал. У нас все придерживаются стандартов — завод (GMP), лаборатория (GLP), дистрибьютор (GDP), регистрация, контроль качества — и только в аптеке, которая является последней и важнейшим звеном-полное отсутствие современных мировых стандартов, а под лозунгом запрета давления на бизнес введен уже третий год мораторий на проверку аптечных учреждений Государственной службой лекарственных средств и контроля за оборотом наркотиков — это и государственная Служба, которая по своему статусу должна гарантировать гражданам Украины лекарства в аптеке, и персонал, соответствующий всем требованиям, которые предъявляются этой группе товаров. Поэтому все предыдущие затраты нивелируются аптеками до нуля.
  • Третий шаг — отмена наценки на лекарственные препараты рецептурной группы. На каждой упаковке должна указываться розничная цена, в которую входит наценка дистрибьютора, к ней также прилагается драгоценность фармацевтической услуги, в Европе (Германия) она составляет примерно 8,98 евроцентов. Аптека должна строить свою бизнес успешность не за счет количества мест по продаже лекарств, а за счет перечня и качества фармацевтических услуг, которые она  предоставляет пациенту.

Учитывая мировой опыт становится очевидным, что все эти реформы работают. Так, в Германии, Франции, Польши, Венгрии и других странах гражданин не имеет права даже быть владельцем аптеки без фармацевтического образования. Во Франции, если владелец аптеки умирает, а среди его наследников нет квалифицированных фармацевтов местная фарморганизация предоставляет управляющего сроком на 5 лет. Если за это время никто из семьи не получает образование, аптеку продают на аукционе.

В Украине пока построили картинку, красиво выглядит — современные помещения, опрятный персонал, хорошие полочки и стенды — но аптекой здесь и не пахнет. Только бизнес, который пренебрегает фармацевтической этикой

: Сколько лет нужно для того, чтобы ситуацию изменить коренным образом, чтобы у нас было, как в Польше, например?

О. Климов: Если бы была моя воля, я бы начал с цен на лекарственные средства. Снижение цен на 50% заняло лишь время, необходимое на подготовку Постановления КМУ. Это первый шаг. Второй — принятие законов о «Фармацевтическом самоуправлении», лекарственных средствах и фармацевтической деятельности. Предлагается 5 лет переходного периода, чтобы владельцы аптек могли получить фармацевтическое образование (заочная форма в этой области не является допустимой — этот диплом за границей не признается, как документ об образовании), и 8 лет на разработку и внедрение стандартов Надлежащей Аптечной Практики (GPP ), стандартов аккредитации фармацевтического работника и аптеки как учреждения здравоохранения.

За этот период все станет на свои места, заработают органы фармацевтического самоуправления (не государственные — с коррумпированными схемами влияния, как на бизнес так и на фармацевтического работника в целом, а профессиональные общественные организации), войдет в силу аккредитация каждого работника, который будет занесен в единый реестр.

Оставлять все как есть сегодня — это имеет признаки угрозы национального характера — так как речь идет о самом ценном в жизни каждого человека — это его здоровье. Мы имеем право требовать от государства выполнить ее Конституционную обязанность – гарантировать каждому гражданину доступные, качественные и высокоэффективные лекарства.

Комментировать