Аналитика

Почему отмена бесплатного правосудия катастрофическая для молодых юристов

Ведущий британский социальный и политический комментатор Дебора Орр проанализировала проблему отмены бесплатного правосудия с точки зрения влияния на возможность получения опыта начинающими специалистами с читателями The Guardian.

Ведь речь идет не только о незаконно осужденных, но и о молодых адвокатах и судьях, которым отказано в таких делах, где они «собаку съели». Стажеры в Британии видят, как высокоуважаемые адвокаты терпят неудачи. Многие задаются вопросом: может, стоит отойти в сторону пока все не наладится?

Всем понятно, что к молодежи сегодня несправедливое отношение. Они обременяют себя большими долгами ради получения высшего образования, в противном случае — это скудные зарплаты и условия работы. В некоторых регионах страны цены на недвижимость настолько высоки, а предложений социального жилья настолько мало, что аренда своего жилья, не говоря уже о покупке – это просто нечто из области фантастики. Даже самые квалифицированные и амбициозные молодые специалисты обнаруживают, что они вынуждены работать бесплатно для того, что бы набраться необходимого опыта.

Как и многим другим, им сложно найти место для проживания по разумной цене. Работа в период стажировки обязательно оплачивается, не высоко, но оплачивается, а надежная кадровая структура ждет впереди.

На самом деле, некоторые стажеры адвокаты по-прежнему с нетерпением ожидают яркого, прибыльного и довольно гламурного будущего, например, в области корпоративного права. Что и является частью проблемы. Это касается всех, кто хочет специализироваться в тех областях права, где сложно преуспеть даже «заучкам», в том числе и в материальном плане.

Стажеры по уголовному праву, иммиграционному законодательству и семейному праву, где доминируют случаи бесплатной юридической помощи, наблюдают за тем, как высокоуважаемые адвокаты, такие как коллегия адвокатов Michael Mansfield QC, Tools, терпят неудачи. Многие задаются вопросом: может, стоит отойти в сторону пока все не наладится?

Проблема не только в бесплатной юридической помощи, хотя она и достаточно плоха. Выплаты на правовую помощь в вопросах криминального права были сокращены в прошлом году на пике постепенных разрушений, которые происходили на протяжении десятилетий. Но не только стажерам не хотят выплачивать достойную сумму за судебные дела, иногда они даже не доходят до суда.

Одна стажер рассказала, что оказавшись в суде по одному делу, увидела очень взволнованного человека, который ходил из угла в угол. Оказалось, что его должны были осудить за нападение, а его адвокат не явился. Тогда она предложила представлять его интересы в суде.

Он сказал, что признал себя виновным, не смотря на то, что таковым не является. Он ударил на улице женщину, которую никогда раньше не видел. Это было в порядке самообороны, т.к. она кинулась на него, размахивая ножом. Он признал себя виновным, не смотря на то, что в соответствии с законодательством принятым коалиционным правительством, все осужденные должны оплатить судебные издержки.

За преступления, которые может рассматривать только мировой суд (суд первой инстанции), в которых обвиняемый сразу признал свою вину, судебные издержки не превышают £150. Если обвиняемый сам не признался, а суд признал его вину – тогда £520. Преступления, которые рассматриваются в судах первой или второй инстанции, будут стоить осужденному от £180 до £1,000. Если дело рассматривается в уголовном суде присяжных – от £900 до £1,200. Оплата является обязательной даже для малоимущих.

Этот мужчина решил, что поскольку у него не было свидетелей, то он не может так рисковать. Но стажер, решившая сделать чужую работу, захотела докопаться до истины. Она выяснила, что в тот день ту самую женщину арестовали за ношение ножа. Нашлись свидетели, подтверждающие, что она угрожала ножом другим людям. Если бы мужчина не признал себя виновным, а эти убедительные доказательства были представлены на суде, то он уже был бы оправдан.

Юридическое сообщество считает это «возмутительным» – как говорится в газете Law Society – обвинение является причиной десяти из двенадцати судебных ошибок. Но опять же, это не единственная проблема.

Законодательство, с учетом последних изменений, значительно сужает круг дел рассматриваемых в суде, и, следовательно, значительно снижает возможность набраться опыта для рикордеров (мировые судьи с юрисдикцией по уголовным и гражданским делам в городах и городках), судей и судебных лордов. Это не просто вопрос о невиновных, которых осудили. Это также вопрос о виновных, которых оправдывают. Чем меньше дел для защиты, тем меньше дел для стороны обвинения. Соответственно – сложнее получить солидный опыт уголовного преследования.

Другие изменения, которые должны касаться всех, кто понимает фундаментальное значение надежной системы права, еще больше усугубляют и так плохую ситуацию.

Система, при которой любой арестованный мог попросить дежурного юрисконсульта предоставить ему адвоката, была тихо разрушена. Положения Кодекса поведения адвокатов абсолютно ясны по отношению к «cab rank» rule, а именно обязанности адвоката принять любую работу в области, в которой он компетентен. Адвокат, который предоставляет услуги защиты, не должен отказывать в своих услугах на любом из трех следующих оснований: 1) суть дела вызывает возражения; 2) неприемлемый поступок, мнение или убеждения клиента; 3)источник финансирования.

Но в ноябре 2003 года Совет адвокатов постановил, что выплата за бесплатную юридическую помощь/защиту слишком мала, чтобы считаться «надлежащей платой». Так что любой, кто нуждается в адвокате или в бесплатной юридической помощи больше не может полагаться на систему, которая предоставляла возможность иметь адвоката. А именно для защиты таких людей эта система и существовала.

Предложенное правительством «решение» еще больше ограничит число фирм, которые имеют лицензию на предоставление «обязательных услуг». На сегодняшний день 1500 фирм предоставляют такие услуги. Если план Консерваторов пройдет, то таких фирм останется не более 500. Принцип «чем больше практики ты имеешь — тем лучше ты работаешь» чужд этому правительству.

Вероятно, возможность получения опыта в сфере миграционного права была уничтожена наиболее вопиющим образом. В Законе об иммиграции 2014 года удалены все апелляционные права мигрантов, за исключением требования о политическом убежище и/или элемента в области прав человека. Опять же, возможности для молодых юристов по приобретению ими опыта были катастрофически уменьшены, тем самым обесценивая правовой процесс не только сегодня, но и в будущем.

Во многих случаях, в уголовных и семейных делах, а также в иммиграционных, люди, представляющие самостоятельно свои интересы, достигли многого. Такие изменения приняты ради экономии денег. Но, как сказал один из специалистов по иммиграционному праву: «Хорошо известен тот факт, что если истец ведет дело в суде лично, этот процесс затягивается и, соответственно, становится более дорогостоящим. Судьи вынуждены более требовательно относиться к процессу, конкретизировать правовые вопросы, в которых истец не компетентен. Это и становится причиной затягивания процесса.

В конечном итоге, правосудие стоит дорого. Последние радикальные изменения означают, что несправедливость также становится довольно дорогой.