Мнения

«Сегодня даже монстры банковского бизнеса не застрахованы от вымирания. Неопределенность доминирует не только в Украине, но и на глобальном рынке»

  • 1
  • 0
Виктор Горбачов

Деньги управляют миром, и с этим утверждением порой сложно поспорить. Но есть также те, кто управляет деньгами: о них сегодня и будет наш разговор

Глава наблюдательного совета ALT BANK Виктор Горбачов –человек, имеющий двадцатилетний опыт работы в банковском бизнесе (Raiffeisen Bank Aval, IFC группа World Bank). Как настоящий финансист и истинный профессионал, он – внимателен к деталям и умеет их анализировать. Своими тонкими наблюдениями и экспертными знаниями он поделился с нами: эксклюзивно для Lawyers Daily.

Lawyers Daily: Виктор, Вы – человек с многолетним стажем работы в отрасли банковского бизнеса. Опишите в двух словах: что сейчас происходит с банковской системой Украины? Какая роль государства в этом процессе?

Виктор Горбачов: На сегодняшний день ситуация сложная, но – не критичная. То есть, когда мы говорим о так называемом «банкопаде» или национализации «ПриватБанка», который сейчас на слуху, возникает вопрос: а где же был регулятор вчера или позавчера? Контроль банковской системы и ее поддержка – это задачи многогранные. Нельзя отдельно винить только государство, или банки вместе с регулятором, или клиентов: юридических и физических лиц.

На всех лежит определенная доля ответственности

Ведь государственная и банковская система – единый организм: они не могут существовать отдельно друг от друга.

Lawyers Daily: Можем ли мы говорить о том, что современное шаткое состояние банковской системы в Украине – результат ошибочных решений или неверных инициатив?

Виктор Горбачов: Для начала, я предлагаю посмотреть на биографию украинского банкинга. Исторически, рынок финансовых услуг в Украине состоит из 3-х групп субъектов. Во-первых, это – государственные банки. Вторая группа – банки с иностранным капиталом, включая российские банки. И еще одна категория – это частные банки с украинским капиталом. Если говорить о банковских активах (выданные кредиты, купленные в портфель ценные бумаги, наличность в кассе и так далее), то по состоянию на 2016-й год они распределялись приблизительно поровну между данными группами банков.

Разумеется, что после национализации «Приват Банка» цифры существенно изменились в пользу государственного сектора. Но не это является главным. Я хочу сказать, что такое разделение в Украине существует давно, и оно формирует разные подходы к управлению в каждом из вышеупомянутых секторов.

К примеру, если мы рассмотрим банки с государственным капиталом, то, говоря откровенно, они всегда функционируют в соответствии с официальной позицией власти или людей, принимающих решения. В ряде случаев это – даже хорошо: речь идет о целенаправленных государственных инвестициях или финансировании приоритетных для страны отраслей. Но, с другой стороны, подобная зависимость приводит к появлению проблемных кредитов, выданных по приказу или в связи с поступившим от «руководства» звонком.

В то же время, когда речь идет о частных банках с украинским капиталом, они все больше и больше пытаются перенять западноевропейскую модель ведения банковского бизнеса. Правда: пытаются. Но чаще, все же, действуют в соответствии с узкоспециальными интересами или финансовыми возможностями акционеров. То есть, действуют так, как посчитают нужным: ситуативно.

А вот в том случае с банками с западным капиталом, их подход к управлению очень отличается. Для таких компаний нормальным является соблюдение алгоритма: зашел в страну, здесь действуют определенные правила, их нужно выполнять. Особенно это касается западноевропейских и американских финучреждений. И даже когда мы говорим о российских банках: они вошли в Украину уже европеизированными. Да, за ними в большинстве случаев стоит их государство, и они работают в его интересах. Но по форме они демонстрируют общеевропейские принципы ведения бизнеса.

Возвращаясь к Вашему вопросу, хочу подчеркнуть, что современное шаткое состояние банковской системы Украины (в рамках всех трех групп банков), является не только следствием, так называемого «странового кризиса». Налицо проблема глобальной нехватки капитала у банков. Повторюсь: именно капитала, а не ликвидности в виде денежных средств на счетах.

Lawyers Daily: Почему так происходит?

Виктор Горбачов: Капитала – нет. За последнее время в структуре глобальной банковской системы появилось огромное количество проблемных портфелей, которые не гасятся. А если портфели не гасятся, то есть два выхода: либо отображать убытки в балансе и списывать их за счет прибыли, либо новыми денежными вливаниями погасить данную проблему. Но никто же этого не любит.

К примеру, в 2005-2007 году стоимость акций банка «Райффайзен Интернациональ», в котором я в свое время работал, на Венской бирже доходила до отметки 120-123 евро за акцию. А уже в прошлом году цена упала до 10 евро. Справедливости ради, следует сказать, что сегодня цена акций превысила 20 евро, но это все равно в шесть раз меньше, чем было 10 лет назад!

Если 10 лет назад Вы как частный инвестор купили акции вышеупомянутого банка на 10 тысяч евро, то сегодня эта сумма превратилась в 1,5 тысячи евро. Легко предсказать реакцию инвестора на просьбу банка о дополнительных финансовых вливаниях для покрытия дефицита капитала и убытков от проблемного кредитного портфеля. Никто на это не пойдет. Данный тренд присущ всей западноевропейской банковской системе. Последних 3-5 лет привлекательность банковского бизнеса стала не просто нулевой: она стала отрицательной. На грани исчезновения оказались монстры банковского бизнеса. Еще в 2016 году МВФ оценивал проблемный портфель европейской банковской системы в сумму около 1 триллиона долларов. Эти цифры даже сложно ощутить.

Украинская банковская система в этом контексте просто отображает глобальные проблемы отрасли

К тому же, мы более уязвимы и чувствительны в связи с малыми золото-валютными резервами страны, перманентным отрицательным сальдо платежного баланса, ростом дефицита государственного бюджета и внешнего долга. А если условия в стране такие, при которых капитал не чувствует себя в безопасности, он уходит туда, где спокойнее. Так существует экономика.

Lawyers Daily: Что необходимо для удержания банковского капитала в рамках страны?

Виктор Горбачов: Последние три года в банковском бизнесе доминирует тренд cost cutting. Другими словами, банки пытаются быть прибыльными не за счет роста нового бизнеса, а за счет критического сокращения собственных затрат. Урезать расходы, в какой-то степени, проще. В этом деле главное – не сократить их до такой степени, чтобы не умер сам банк. В качестве статистики: в 2015 году крупнейшие европейские банки анонсировали сокращение 130 тысяч персонала, в 2016 – 50 тысяч. Среди них такие гранды как Deutsche Bank (минус 35 тысяч менеджеров и план выхода из 10 стран), Unicredit (минус 14 тысяч сотрудников), ING (минус 7 тысяч персонала). И список этот не закончится в 2017 году.

В такой ситуации, к сожалению, о клиентах и их бизнесе банки думают меньше, что подталкивает к сжатию бизнеса, как такового. Лекарством в данной ситуации может быть кардинальное изменение стратегий банкинга: как в Украине, так и в глобальном мире. И этот процесс уже начался. К сожалению, в украинском банковском бизнесе мало кто серьезно работает над поиском новых стратегий. Государственные банки слишком неповоротливы и заполитизированы. Банки с российским капиталом спят и видят, как выйти из Украины при первом удобном случае, пытаясь минимизировать потери. Банки с западным капиталом находятся в фазе определения: выход или развитие. На них максимально сильное воздействие оказывают глобальные тренды. Банки с украинским капиталом, в большинстве случаев, думают, как докапитализироваться, чтобы просто выжить. Но жизнь же не останавливается, и вопрос, как построить и реализовать трансформацию банка в новых условиях, остается открытым.

Lawyers Daily: Что касается стратегии в условиях украинского банкинга: ее нет или она – неправильная?

Виктор Горбачов: Стратегию нужно строить с активным участием ТОП-менеджмента банка, акционеров и исключительно передового международного опыта, ведь мы нацелены на евроинтеграцию. Для этого необходимы знания, идеи, деньги и время. Банковская же система слегка «застряла» в переходном периоде. Кто-то банкротится, кто-то делает легкий тюнинг бизнеса, живя одним днем, кто-то пытается найти новые сегменты клиентов или отрасли индустрии. И это нормальный процесс, а не бесконечный кризис, как мы привыкли считать. А растущие возможности цифрового бизнеса, гаджетов, которые пронизывают все слои общества, просто может трансформировать  банкинг до неузнаваемости в ближайшие годы.

Lawyers Daily: Вы говорите о том, что сегодня банки находятся в состоянии некого транзита. Я правильно понимаю: в скором времени классические банки, к которым мы привыкли, могут исчезнуть?

Виктор Горбачов: Вряд ли исчезнут совсем, но они изменятся: это вопрос выживания. С одной стороны, банк – это всегда своего рода инструмент государственного регулирования и контроля экономики.

А мне сложно представить власть, которая бы добровольно отказалась от возможности осуществлять влияние на процессы в экономике страны

Конечно, сейчас много говорят о суррогатах денег (например, криптовалюта), и о том, что вскоре они заменят привычные для нас деньги. Но я не склонен верить в быструю, стопроцентную победу криптовалюты или других заменителей денег. Государство и банковская система тесно связаны друг с другом. Поэтому, пока существует институт государства, банки не исчезнут:  они просто станут принципиально иными по своему операционному и инвестиционному функционалу.

Автор: Анжела Иваха 

Читайте также: Дмитрий Дубилет: Банковская отрасль и ее привлекательность сильно зависят от состояния экономики в целом

  • 1
  • 0

Комментировать