Мнения Украинская макроэкономика

Уроки объективной реальности для экономики Украины от Олега Устенко

Олег Устенко

Презентуем Олега Устенко, президента Гарвардского клуба Украины, исполнительного директора Международного Фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation), магистра Гарвардского университета, кандидата экономических наук Киевского национального экономического университета, который специализируется на исследованиях экономики Украины

В эксклюзивном интервью LDaily – мнение профессионала Олега Устенко о реалиях и специфической модели украинской экономики, о необходимости ее переориентации и трансформации в модель роста, о прогнозировании ВВП Украины, об экономическом украинском сегменте в разрезе мировой экономики, о ее зависимости от внешних рынков. Эксперт также рассказал о действенных факторах, которые повлияют на улучшение инвестиционного климата в стране, и что является залогом высокого темпа экономического роста.

: Дайте, пожалуйста, свою оценку процессам, происходящим в крупном бизнесе в Украине. Какими были 5 месяцев 2017 года, и как вы оцениваете 2016-ый?

О. Устенко: Я бы на все смотрел, больше, в исторической ретроспективе. Если оценивать положение, где мы сейчас находимся, то это на уровне, недотягивающем до 65% 1991 года. То есть, это то время, когда весь мировой ВВП увеличился, практически, в два с половиной раза, начиная с 1991-ого года. Украинский ВВП снизился и недотягивает до 65% 91-ого года, поэтому говорить о каком-то прорыве в Украине я бы, в принципе, не стал. А ели сравнивать с новейшей экономической историей с уровнем 2013 года, то надо помнить, что мы упали в 14-15 годах кумулятивно на 17%. И даже с ростом, который мы показали в прошлом году – 2,5%, и даже с возможным ростом на уровне 2% в этом году, и, возможно, даже с экономическим ростом 3,5% в следующем году, мы, все-равно, с вами будем находиться на уровне ниже 2013 года. И при самом хорошем раскладе в конце 2018 года мы будем находиться на уровне 90% 2013 года. Поэтому, говорить о том, что у нас происходит какой-то прорыв – я уж точно бы не стал.

При этом я бы не замыкался на чисто украинском сегменте, потому что мир шире и больше, чем одна Украина, и было бы неплохо взглянуть на нашу страну со стороны. Взгляд со стороны позволяет увидеть, что, например, в этом году прогноз по развитию мировой экономики выше, чем прогноз роста украинского ВВП.

Более того, если посмотреть на страны с развивающимися рынками, к которым относится и украинская экономика, то они вырастут где-то на уровне 4-4,5% в этом году, а наша экономика, по самым хорошим результатам, покажет рост на уровне 2%. И это еще при самом оптимистичном сценарии. Это означает, что

дистанция между нами и между локомотивом мировой экономики продолжает увеличиваться

Более того, статистика по первому полугодию не такая уж и оптимистичная, потому что наши ближайшие соседи показывают более высокие темпы экономического роста, лидером, среди которых, предположительно, за 2017 год будет Румыния, демонстрирующая рост в первом квартале этого года более, чем на 4,5%, в сравнении с тем же периодом прошлого года. В то время, как в Украине экономический рост в первом квартале – 2,5%. Дистанция между нами и нашими соседями увеличивается.

: Почему тогда 2016-ый называют прорывным?

О. Устенко: Очевидно, что в 2016 мы зафиксировали экономический рост. Пусть и незначительный, но все же рост. Но, если мы смотрим в глобальной системе координат, а не просто в системе координат Украины, то другие страны развивают экономику более высокими темпами, чем Украина. И это очень печально, потому что, если бы мы были какой-то незначительной страной, тогда можно пережить разрыв по экономическому росту. (прим. ред. — следует учесть, что Украина в 2014-2017 годах ведет военные действия с Российской Федерацией и незаконными бандитскими группированиями на Востоке страны, тогда, как наши ближайшие соседи развивают экономику в мирных условиях). Поскольку мы точно небогатая страна, то рассматривать ВВП на душу населения, не базируясь на покупательских способностях, невозможно. Ведь, в прошлом году – это чуть выше двух тысяч долларов, на фоне среднего европейского уровня, это где-то порядка 30%, третья часть его.

Причина в том, что у нас очень специфическая модель роста, которая основана на экспорте товаров, причем это не просто экспортно-ориентированная экономика, а экспортная экономика с низким уровнем добавленной стоимости. Если посмотреть статистику прошлого века (1901-1916 годы), согласно исследованию Ивана Коропецкого, профессора Филадельфийского университета можно увидеть, что в тот период времени Украина в рамках российской империи являлась экспортно-зависимой территорией, и ее экспорт на 80% состоял из металлов, продукции сельского хозяйства, и пищевой промышленности. Прошло 100 лет и по результатам 2016 года мы остаемся экспортно-ориентированной, но уже независимой страной, при этом 65% структуры нашего экспорта занимают те же металлы, та же продукция сельского хозяйства. И добавилась только химия.

: Как вы это оцениваете?

О. Устенко: Это не просто плохо, это – ужасно. Если бы страна за сто лет вдруг совершила какой-нибудь технологический прорыв и прекратила специализироваться на экспорте товаров с низким уровнем добавленной стоимости, а мы продолжаем именно такую специализацию, а это – очень печально.

: Вы хотите сказать, что мы топчемся на месте и отсутствует развитие?

О. Устенко: Да, именно об этом я и говорю. И, кстати, к чему я говорю, что мы бедная страна – если вы посмотрите исследования мировой экономики, вы увидите, что страна может эффективно бороться с бедностью только тогда, если ее темпы роста от 5% в год. Украина не показывает таких результатов даже сейчас. Это означает, что должна быть изменена модель роста, либо мы должны уйти от экспортной ориентации с ее товарами с низким уровнем добавленной стоимости на инвестиционную модель роста. Это позволит снизить нашу зависимость от простейших товарных рынков, именно простейших товарных рынков. Почему это важно?

Дело в тактике поведения Украины. Что касается экономического поведения, то мы всегда уповаем на состояние внешних рынков. Внешние рынки чувствуют себя хорошо, цена на металл увеличивается, и украинская экономика начинает чувствовать себя прекрасно и показывать ощутимый экономический рост

К нам начинают поступать притоки пусть незначительных, но все-же прямых иностранных инвестиций. Как только происходит снижение цены на металлы, на простейшие товары, а металлы — это и есть простейшие товары – тут наблюдается спад, причем более серьезный, и более глубокий по сравнению со спадом, который есть на тех же рынках металлов. Почему? Потому что эластичность этих товаров другая.

: Что, по вашему мнению, можно сделать в такой ситуации?

О. Устенко: Для того чтобы ощутить реальный рост экономики необходимо изменить модель, трансформируя ее в инвестиционную, отказаться от экспортной ориентации, создать благоприятные условия для инвестиций и улучшить бизнес климат. В настоящий момент Украина согласно основным трем рейтинговым агентствам – Standard & Poor’s (S&P), Fitch, Moody’s, – находится на 5 ступеней ниже инвестиционного уровня. Поэтому, ждать, что сюда пойдет поток инвестиций, я бы тоже не стал до тех пор, пока мы с вами не поднимемся в инвестиционном рейтинге.

И тоже правда, что такая неудовлетворительная позиция в инвестиционном рейтинге основана на низком качестве бизнес-климата в стране, который является производным от бюрократической и отсталой судебной системы, которая недостаточно защищает права собственности, подвергая высоким административным барьерам ведение бизнеса. В стране отмечают высокий уровень коррупции, свидетельствующий о некачественной системе государственного управления. И вот почему,

когда говорят о необходимости проведения структурных реформ, в моем понимании, логика совершенно правильная. Это даст возможность улучшить качественный уровень бизнес-климата в стране, что, в свою очередь, даст возможность повысить благосостояние жизни, что, в свою очередь, создаст атмосферу инвестпривлекательности, что, опять-таки, в свою очередь, даст стране возможность получать притоки прямых иностранных инвестиций, которые обеспечат реальную и объективную возможность для более высоких темпов экономического роста страны

И уже прямые иностранные инвестиции дадут возможность роста экономики не на 1%-2%-3%, как прогнозируется сейчас, и даже не на 3,5%, которые прогнозирует мировой банк для Украины на 2018 год, а от 5% в год.  Возможность расти темпами от 5% и выше увеличит благосостояние и уровень жизни граждан, тем более, что есть потенциал для такого роста, основанный на эффективности, инновационных технологиях, профессиональном менеджменте, реформированном банковском сегменте, госуправлении. Этот потенциал есть, практически, во всех сферах. И я не говорю о каком-то узком плане, а – глобально. А главное, яростная, всеобъемлющая борьба с коррупцией. Как высказался Госсекретарь США Рекс Тиллерсон, зачем бороться за тело Украины, когда ее душу разъедает коррупция.

Успех инвестиционной модели экономики заложен в четкую зависимость между доходом на вложенный капитал и уровнем риска, который есть в экономике.

Жанна Гаращук

Комментировать