Мнения

Закон о Фонде гарантирования вкладов лишает возможностей по возврату средств

Не так давно Верховная Рада приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования системы гарантирования вкладов физических лиц и выведения неплатежеспособных банков с рынка». Актуальность дополнительного правового регулирования в этой отрасли очевидна. По данным, Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонд), решения по введению временной администрации или ликвидации приняты относительно 57 банков.

Народные депутаты перед началом избирательной кампании в местные советы решили показать, как они «заботятся» о вкладчиках банков. В результате был принят популистский закон, который нивелирует действие ряда норм гражданского права и процессуального законодательства в банковской сфере. К тому же он противоречит реальным интересам миллионов граждан и тысяч юридических лиц. При этом уже можно наблюдать попытки преподнести принятие закона как «шаг на пути к Европе», «действенную меру для обеспечения защиты вкладчиков». На самом деле, закон можно охарактеризовать, скорее, как нормативный акт, который потенциально может существенно увеличить коррупционную составляющую в банковской сфере.

Что важно:

Нацбанк (через Фонд) получает дополнительную возможность оказывать влияние на собственников банков через угрозу введения временной администрации, при проведении которой может быть осуществлена ревизия и фактическая отмена заключенных банком договоров;

На законодательном уровне крупные кредиторы фактически лишены возможности получить вложенные в банк денежные средства;

Фонд, который даже не является государственным органом, по собственному усмотрению определяет порядок признания сделок ничтожными. Формализация такого порядка существенно усложнит обжалование в суде даже не вполне законных действий уполномоченных лиц Фонда.

Сейчас абсолютно все собственники банков (кроме, пожалуй, одного-двух, да еще банков с иностранным, но не российским капиталом), наверняка, спят не очень крепко. Временная администрация может быть введена даже в платежеспособный банк, который соблюдает все нормативы. Пример — Банк Национальный кредит, когда под предлогом наличия незначительных нарушений в банк введена временная администрация. Со вступлением в силу закона, НБУ получил дополнительный, более эффективный инструмент давления на акционеров банков, который может быть использован лицами Фонда к нелояльным собственникам финучреждений.

Кроме того, с принятием данного закона не стало легче крупным вкладчикам и другим VIP-клиентам, которые, по сути, предоставляют банкам основной ресурс для работы. Со вступлением в силу закона они фактически лишены возможности приобретения активов банка, который может стать проблемным. Так же они уже не могут исполнить обязательства за третьих лиц своими средствами, находящимися на счетах в финучреждении. В новых условиях Фонд, который даже не является государственным органом, становится единоличным распорядителем активов банковского учреждения. Неким аналогом «царя и бога» для всех кредиторов, вершащим судьбы и решающим, кого прощать, а кого наказывать. Такими полномочиями, как Фонд, обладают немногие государственные органы. Пожалуй, только полномочия Антимонопольного комитета выписаны настолько же скрупулезно и с явным доминированием интересов госоргана над хозяйствующими субъектами.

Закон действительно можно назвать революционным, как и многие другие инициативы Нацбанка за последние несколько месяцев, поскольку «правила игры» меняются кардинальным образом. Ну и, естественно, как подавляющее большинство революций, немедленную выгоду она приносит только тем, кто эту революцию возглавил или инициировал. Среди прочего, существенно ограничивается действие ст.124 Конституции Украины в части распространения юрисдикции судов на все правоотношения в государстве. Народные депутаты почему-то решили, что Фонд заслуживает большего доверия, чем украинские суды, и ограничили применимость мер обеспечения исков к Фонду и его активам. То есть наложить арест на денежные средства Фонда в рамках обеспечения исковых требований уже нельзя будет, в то же время как в обратном порядке (по иску уполномоченных лиц Фонда к заемщикам) таких ограничений нет.

Это описание лишь части новел из основной части закона, вступившего в силу с 12 августа. Вполне естественной реакцией бизнеса и крупных вкладчиков на принятие закона будет усиление недоверия к банковской системе. И те клиенты, которые не захотят работать с крупными банками с иностранным капиталом попытаются хотя бы временно «выйти в кэш». Под кэшем в данном случае уже следует понимать не деньги вообще, а именно наличные. То есть еще больше увеличится теневой оборот, еще меньше денег увидят фискалы, а на восстановление привычки класть свободные деньги в банк уйдут многие месяцы, если не годы. Тот самый случай, когда декларируемые благие намерения могут привести к тотальному кризису банковской системы, а после — к ее жесткой монополизации.

Максим Копейчиков, руководитель банковской и финансовой практики, партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры»

По материалам БигМир