Аналитика

«Завтра» юридических фирм: непрекращающееся дежа-вю

В ответ на статью Брюса МакЭвана о будущем юридических фирм, стратегический директор компании Овертюр Марк Брендон утверждает, что корпоративная структура – это не выход.

Мотивирующая Статья Брюса МакЭвана о том, как построить с нуля большой юридический бизнес, вызвала асимметрическую реакцию на ежегодной встрече «кудзу» – содружества юридических фирм. Его провокационное «что, если?» и было выбрано в качестве оспариваемого пункта. Как остроумно заметила Джанет Стентон ответ на основной, давно напрашивающийся вопрос – сколько крупных корпораций выбрало бы переход к партнерству в качестве модели работы, прост.  Ни одной!  Поэтому корпоративная должно быть лучшая модель.

Анализируя структурные модели юридических фирм, оставим за скобками некоторые замечания. Давайте, для начала, исследуем этот метод, прежде чем подберемся к сути вопроса.

Для начала, большинство учредителей и руководителей больших корпораций являются миллиардерами, директора большинства крупных компаний и горсть их топ менеджеров — миллионеры. И все они в долгу перед акционерами. Зачем же им делится властью и благополучием, когда создавшееся положение вещей их полностью устраивает.

Между тем, все крупнейшие юридические компании Великобритании и США насчитывают сотни и сотни партнеров, каждый из которых — миллионер. Зачем же им стремиться сосредотачивать большую часть богатства в руках узкого круга лиц, включая внешних неопытных акционеров?

Точка зрения о возможности разрушения бизнеса профессиональных услуг партнерами может прозвучать правдоподобно для большинства директоров по маркетингу, однако многие компании вылетели из бизнеса из-за капризных и злостных требований генерального директора или из-за ошибочного анализа директора по маркетингу, что также не по мне. Будучи под контролем большинства СМИ, в бизнесе научились показывать свою работу и отношение таким образом, что бы это все не выглядело как мусор. Как еще можно показать убытки, которые потопили бы маленькую страну, постоянно кровоточили и позволили бы нанять персонал при всей логичности и предсказуемости страдающий медвежьей болезнью.

Существует поговорка, часто использующаяся в отношении долевого партнерства юридических фирм, которая гласит что «индюшки не голосуют за Рождество». Однако причина, по которой индюки не будут голосовать за Рождество, заключается в том, что приход Рождества знаменует их гибель. Если вы, так или иначе, обречены, то вы все равно можете уйти на дно, сражаясь.

Но пословица эта содержит одно главное допущение: Рождество настанет, хочешь ты этого или нет. Как мне кажется, допущение это не соответствует анализируемой проблеме. Лучше сразу задать вопрос: Кто получит выгоду от окончания партнерства? Очевидный ответ – клиент, но так ли это? Получит ли клиент лучшее обслуживание, ниже цены, лучший продукт, если  юридическая фирма будет иметь структуру корпорации?

Между тем нет ни малейших доказательств, что юридические фирмы будут предоставлять более качественные услуги или продукты, если они будут сформированы как  корпорация вместо партнерства.

Мысль о том, что долевой участник, который не является частью фирмы, автоматически наделяет компанию своей добродетелью или делает ее лучше, а ее работу эффективнее – просто смешна. Вы только должны учитывать, что 75% сделок по слиянию и поглощению проваливаются и не несут никакой долевой ценности или же работают в хаосе, как после приватизации железнодорожной сети Великобритании или телекоммуникационной промышленности США, после чего понимают, что привлечение частного капитала не является гарантией успеха отдельных компаний или целых отраслей. Если верить одному из исследований, большинство предприятий (около 80%) не выстаивает более 5 лет на рынке. И эта закономерность действительно работает.

Выгодно ли корпоративное слияние для юристов? Едва ли. Это выгодно только в том случае, если Вы являетесь генеральным директором компании или состоите в  правлении, но не для всех остальных. Да, партнер в Magic Circle может заработать в 20 раз больше только что пришедшего адвоката, но и по статистике в 2012 году генеральные директора в США зарабатывали в 272 раза больше, чем наемные работники фирм. Юридические фирмы стали выглядеть социалистически по этим меркам. И, как по мне, это скорее хорошо, чем плохо.

Между тем, внешняя угроза относительно партнерства юридических фирм довольно туманная. Бухгалтерия – а во всем мире эта сфера деятельности меньше, чем правовая отрасль и над которой полностью доминируют четыре крупных игрока – генерирует более низкие средние доходы партнеров, чем сфера юридических услуг, и, при этом, сталкивается с теми же структурными проблемами, умноженными на десять.

Другой великий «дезинтегратор» – частный  акционерный капитал. Он будет жестким надсмотрщиком за кадровым составом людей, которые испытывают трудности под контролем своих сверстников, не обращая внимания на кучу недальновидных мыслителей, одержимых прибылью… Приход внешних инвестиций в акционерный капитал на юридическом рынке работает отлично для потребительских компаний, которые не зацикливаются на опыте отдельных лиц, но это катастрофа для BigLaw.

Если я по-настоящему блестящий адвокат, способный зарабатывать миллионы, то какая потусторонняя сила может заставить меня работать «на дядю», зарабатывать при этом намного меньше, чем я могу и заслуживаю и, при этом еще выслушивать от не юристов что и как я должен делать?

Такой подход оставляет нас с разбитой моделью, которая, кажется, является единственным способом разорвать удушающую «Большую четверку» петлю, которая, как мне кажется, является основной сутью статьи Брюса.

Дезинтеграция выравнивает дряблую середину профессии, но мы очень далеки от возможности обрабатывать все сложные частички, если когда-нибудь вообще сможем. Я предлагаю вам загуглить слово «эвристический». Мой пес имеет более эвристический потенциал, чем большинство так называемых эвристических искусственных интеллектов на данный момент, и он проводит много времени в убеждении, что его собственный хвост не является его частью.

Партнерство может быть болезненной моделью управления – Брюс МакЭван воображает его как вирус, который «выходит из-под контроля» в фирмах – но в тоже время намекает, что корпорации не имеют своих собственных вероломных предателей или бесконечные слои проблемной политики. Я работал на них всю свою жизнь, и умолял отличаться.

Можно утверждать, что механизм партнерства –  горизонтальная иерархия, неоднозначная власть, созвездие власти (по анализу Эмпсон) – однозначно хорошо подходит для промышленности, в которой процесс и прогресс идут вперёд медленно, а не большими скачками.

Финальной  точкой, которую поставил Брюс, стала избитая фраза, которая сбивает с толку маркетологов: кого выбирают клиенты —  юриста или фирму? И это правда только потому, что, например, если топ-инженер переходит из BMW в Ауди вы не будете менять бренд (хотя, в конце концов, вы можете это сделать, если Ауди дает достаточно преимуществ …), но я думаю, что это неправильно. Если мой любимый гонщик Формулы 1 уйдет от Red Bull к Ferrari, моя верность последует за ним. Меня не волнует, какая это команда. По существу – это одна и та же машина, но под другим рекламным лозунгом.

В юридических фирмах «команда» — это просто двигатель интеллектуального таланта. Как клиент, я вкладываю свои деньги туда, где есть мозги. Так было всегда, так будет далее. В BigLaw превосходство всегда будет козырем «процесса», так как только процесс ведет вас вперед. Как с Формулой 1, даже если у вас лучший водитель, вы все равно нуждаетесь в отличной технике.

Я всегда считал, что успех, сам по себе, хорошее руководство, для, э-э, успеха.

Доставая пыльный каталог с моей книжной полки, датированный 1990 годом, я могу бегло просмотреть список топовых юридических фирм Великобритании 25-летней давности. Клиффорд Чанс. Линклейтерс. Фрешфилдс. Аллен&Оувери. Слаттер&Мэй.

Если Amazon, Apple, Facebook, Google и Тесла все ещё будут через 25 лет, я съем планшет, на котором вы это читаете. Стоит помнить, что Фрешфилдс старше, чем Соединенные Штаты Америки.

Индейки, кажутся, очень живыми, когда брыкаются, и в чем бы их не вымачивали, это не клюквенный соус.

Марк Брендон, стратегический директор Овертюр