Банковский сектор Интервью

«Нужно бизнес отделить от власти»

Как независимое государство, Украина появилась на международной арене 26 лет назад. Имея достаточно сторонников среди влиятельных и развитых стран мира, мы так и не смогли выйти на один уровень с ними. Жажда власти отдельных лиц породила коррупцию в больших размерах и затормозила общественное развитие на длительное время. И так мы можем прожить еще не одни 26 лет, считает украинский экономист, банкир и президент Международного института бизнеса Александр Савченко. Но желаемые сдвиги процессов с мертвой точки не произойдут. И существующая проблема наносит вред не только банковскому сектору Украины, но и всем другим сферам.

О том, что является главной проблемой страны, как спасти государство и возродить стабильность финансового сектора, изданию рассказывает экономист и финансист Александр Савченко.

: Довольно часто украинские банкиры пытаются положительно характеризовать состояние банковской системы страны, несмотря на кризисное состояние. Вы как человек, имеющий опыт работы и в Министерстве финансов, и в Национальном банке, согласны с такой оценкой?

Савченко: На самом деле, банки в очень плохом состоянии. Критерии эффективности банковской деятельности — это удельный вес хороших активов и динамичное кредитования. Хорошие активы — это кредиты, которые работают и обслуживаются. У нас сейчас около 60% неработающих активов. То есть кредиты выданные, но не обслуживаются, по ним не выплачиваются проценты и они не возвращаются. Это тормозит экономический рост, так как банки плохо кредитуют и людей, и бизнес.

Наихудшая ситуация сложилась в государственных финучреждений — «Сбербанка» и «Эксимбанка»: там более 65% кредитов вообще не обслуживаются. Их можно считать убыточными. Между тем государство ежегодно тратит довольно много денег на капитализацию банков: ранее эта сумма равнялась около 10 млрд гривен. Сейчас можно ожидать, что она будет в три раза больше, потому что к государственным банкам добавился еще и «Приватбанк».

: То есть вы считаете, что еще рано говорить о росте кредитной активности?

Савченко: Рост в реальных цифрах мы еще не наблюдаем. А реальные цифры — это объем кредитных вложений. Но нужно учитывать еще индекс инфляции, которая составляет почти 14%. Итак, в абсолютном размере происходит рост, но если брать во внимание инфляцию, то мы видим снижение кредитования по всем направлениям.

Вторая проблема — среди выданных кредитов не все реальны. Многие из них используются для улучшения баланса банков, затем они зачисляются в капитал, а некоторые могут быть и присвоены, что позже приводит к банкротству финучреждения. Например, когда владельцы «Приватбанка» захватили последний миллиард долларов банка, его тоже зачислили в рост кредитования экономики. Хотя это была обычная кража.

Итак, ситуация в банковском секторе достаточно плохая. А менеджмент Национального банка не может решить все имеющиеся проблемы.

: Согласны ли Вы с мнением, что после национализации «Приватбанка» финансовому сектору Украины можно доверять? Хотя пока рано утверждать о признаках роста, но можно говорить о какой-то стабильности?

Савченко: В принципе, почти все очень плохие банки уже банкроты или национализированы. Но система не очищенная, потому что остались банки, в которых более 50% неработающих активов. Это означает, что все они потенциальные банкроты, за рядом исключений иностранных банков. Можно сказать, что система достигла дна. Но если в дальнейшем делать правильные шаги, то банкротства будут, однако незначительные.

Но проблема в том, что у нас правовая система стоит на стороне заемщика. И почти все «крутые» бизнесмены — как правило воры, которые набрались кредитов, но отдавать их не собираются. Например, бизнесмен взял в кредит миллиард гривен, который не планирует возвращать. Поэтому 80% средств он присваивает, а остаток оставляет на решение судебных вопросов с банком. И чаще всего, такие дела выигрывают заемщики.

Я могу сказать, что стабильность в финансовом секторе страны наступит тогда, когда правоохранительная система решится посадить в тюрьму сотню крупнейших воров, найдет и вернет деньги в банковскую систему. И такие примеры заставят бояться других. А это, в свою очередь, уже приведет к быстрой стабилизации.

: Но таких решительных шагов можно долго ожидать от правоохранительной системы …

Савченко: У нас такая ситуация наблюдается во всех сферах, не только в банковский. Поэтому надо не ошибиться в следующем 2019 году на президентских и парламентских выборах, выбрать наиболее профессиональных, некоррумпированных людей. Такие у нас есть.

: Мы всегда возлагаем большие надежды на очередные выборы. Действительно ли они смогут принести ожидаемые результаты?

Савченко: Мы так живем уже 26 лет. И хотя сейчас самые бедные в Европе, но живем. Можно еще беднее и жить. В общем, человек ко всему привыкает. Просто удельный вес бедных в Украине очень высок. У нас ВВП на душу населения — среднеафриканский. Это не преувеличение. То есть более половины стран Африки по статистике живут лучше, чем украинцы. По этом свидетельствуют анализы Всемирного Банка, МВФ. И наша политическая элита, в принципе, довольна таким положением.

: Как вы уже есть сторонников вашей идеи очищения власти?

Савченко: Я в прошлом году пришел к этой мысли. Потому искал, откуда корни наших бед, что можно изменить, почему после каждого Майдана к власти приходят еще более толстошкурые и циничные бизнесмены, которые еще больше грабят государство, чем предшественники?

Власть притягивает деньги. А больше всего умеют зарабатывать деньги бизнесмены. И у кого есть деньги, тот всегда победит в борьбе за власть. И даже реформа избирательной системы ничего не изменит. Надо подходить к этому вопросу радикально.

Свою идею я озвучил в своей книге. Также пытался донести до министров и депутатов из провластной фракции. Но им это не интересно. Даже оппозиционеры выступают категорически против такого нововведения. Они признают, что тогда им нет смысла идти во власть.

По моему мнению, единственный шаг, который сейчас важнейший — это отделить бизнес от власти. Выйти из кризиса можно, главное — дождаться. И помочь нам в этом могут Европейский Союз и диктатор, которого требует современная система государства. Диктатуры в переходном периоде очень часто заканчивались успехом. Поэтому у нас есть все шансы.

Именно поэтому мы должны начать изменения с формирования власти. Надо принять закон о доходах представителей власти Украины. В чем заключается его суть? В Украине власть — это источник сверхприбылей. Также власти — это коррупция. А она дает наибольшие прибыли. Если вы были бизнесменом и решили, что хотите заработать много денег, куда бы вы вкладывали? Конечно, в коррупцию, которая дает сверхприбыли. У нас у власти многие бизнесмены, которые больше всего ценят деньги.

Зато в наших международных партнеров в Европе и США во власть идут люди другого калибра, обычно не бизнесмены. Конечно, есть исключения. Это — президент США Дональд Трамп и экс-премьер-министр Италии Сильвио Берлускони.

Наша задача — на следующих выборах к власти должны прийти не бизнесмены. Это те лица, которые больше всего на свете деньги любят не деньги. Для этого нужно сделать, чтобы власть была местом, где люди теряют деньги. То есть все доходы, кроме заработной платы, должны перечисляться в бюджет соответствующего уровня. Например, если политик компании, которая заработала 200 млн гривен дивидендов, то он должен направить их в бюджет Украины. То есть придя к власти, чиновник отдает все свои доходы государству во время своего служения. Бизнесмен, если он идет в политику, должен превратиться в мецената. Тогда тяга к власти значительно ослабнет.

  •  
  •  

Комментировать