Выбор редакции Топ интервью

Уголовное преследование крупного бизнеса: к чему быть готовым

Наталья Осадчая, сооснователь агентства S&P, советник по вопросам инвестиционных рисков.

Ожидалось, что «жизнь по-новому» украинского бизнеса будет другой. Однако за последние несколько лет у крупных инвесторов в Украине проблем не уменьшилось. Наоборот — трудности стали более глобальными.

В последнее время крупный бизнес столкнулся со значительным увеличением количества уголовных дел как в налоговых вопросах, так и в сегментах, не связанных с налогами.

Органы прокуратуры Украины, включая ГПУ, в последнее время очень активизировались. Спектр «вопросов», возникающих у бизнеса в последнее время, настолько широк, что проследить какую-либо систему очень сложно. С большой вероятностью можно сказать одно: проблемы возникают у достаточно крупных компаний, активно инвестирующих в Украину.

Речь идет об уголовных делах по фактам причинения ущерба государству, уклонения от уплаты налогов, фиктивного предпринимательства, подделки документов и так далее, перечислять можно часами.

Доказательная часть в уголовных делах, которые возбуждают в отношении наших клиентов, очень слабая. Но несмотря на это, бизнес-советникам приходится проводить огромную работу, чтобы доказать отсутствие факта преступления и прекратить уголовное преследование компании и ее руководителей.

Бизнес страдает от множества следственных действий, которые проводятся в рамках возбуждаемых уголовных дел – обысков, изъятия документов и техники, раскрытия банковской тайны, арестов активов, нескончаемых допросы руководства, сотрудников и контрагентов. Все это завершается негласными действиями – прослушиванием и записью телефонных разговоров, снятием информации с серверов телефонных компаний, слежением и так далее.

Самое главное – законодательством не предусмотрены сроки расследования таких дел. Если в деле не предъявлено подозрение, оно может тянуться годами. Следовательно, годами можно проводить любые следственные действия. Ограничения сроков досудебного расследования, вступившие в силу 15.03.2018 года, относятся только к уголовным производствам, открытым после 15.03.2018 г. Следовательно, если уголовное дело было возбуждено до 15.03.2018 г. о каких бы то ни было сроках досудебного расследования можно забыть. Кроме того, в нашей практике мы сталкивались с тем, что правоохранители с целью сохранить «безграничные сроки» следственных действий находили старое дело, возбужденное еще при царе Горохе, меняли фабулу, привлекали новые стороны и, готово: сроков нет…

Кроме того, как показывает практика, в 95% случаев суды удовлетворяют любые ходатайства представителей правоохранительных органов. Поэтому лицо, в отношении которого проводятся следственные действия, является абсолютно бесправным и даже не может подать доказательства своей невиновности.

Точнее, подать доказательства можно, но правоохранительные органы не принимают такие документы просто физически. По действующему криминально-процессуальному законодательству лицо не имеет официального статуса в деле до предъявления подозрения, следовательно, ни одно ходатайство рассмотрено не будет, документы от такого лица в дело просто приниматься не будут.

Вызывает беспокойство также тот факт, что уголовные дела возбуждаются против крупных иностранных компаний, которые инвестируют в экономику огромные средства, создают рабочие места и официально уплачивают все налоги.

Все это влияет на имидж страны и отпугивает потенциальных инвесторов. Их, прежде всего, интересуют сохранность вложений и честные правила игры в рамках законодательства, а с этим Украине нужно еще поработать.

Спасение утопающих

Нет единого ответа, почему у бизнеса возникают проблемы. Каждый случай индивидуален. Причины могут лежать не только в юридической сфере.

Многие наши клиенты, которые страдают от неправомерных действий, сами допустили ошибки на начальных стадиях бизнес-процессов. Это позволило их «оппонентам» превратить такие ошибки в серьезную проблему. Каскады обысков в самой компании и у контрагентов, изъятие огромного количества документов, допросы, экспертизы – все эти последствия закономерно возникают, если бизнесом “заинтересовались” госорганы.

Чтобы урегулировать одно из похожих дел, нам потребовался год кропотливой работы, более сотни ходатайств в ГПУ, сверх 60 обращений в суд, официальная помощь дипломатических миссий, международных организаций и медиа. Отмечу, что год для таких сложных конфликтов – очень быстрый результат. Зачастую они могут тянуться от трех до пяти лет, полностью или частично парализуя работу бизнеса.

На шаг впереди

Как правило, когда противостояние с госорганами, особенно правоохранительными, находится в серьезной стадии обострения, доказать свою правоту инвестору становится все сложнее. Обе стороны имеют в своем распоряжении доказательства, подтверждающие правоту каждой из сторон, а предсказать, на чью сторону в нашей стране станет суд, достаточно просто.

В таких условиях важно просчитывать риски на стадии ноль (то есть еще до вхождения в контракт или до начала реализации схемы/проекта). Сделав это, вы лишаете оппонентов малейшей возможности создать бизнесу проблему. К сожалению, сейчас, как и раньше, чаще приходится спасать бизнес, чем минимизировать риски на старте. Однако человеку, как и бизнесу, свойственно извлекать уроки из ошибок.

Быть на шаг впереди оппонентов – один из таких уроков.

Читайте также: Прокуратура заинтересовалась «Киевстаром» и «Новой почтой», а также десятками крупных компаний страны

  •  
  •  

Комментировать