Банковский сектор Интервью

Восстановление прибыльности банковской системы Украины

Шевченко Кирилл

Председатель Правления АБ «УКРГАЗБАНК» Шевченко Кирилл Евгеньевич — о стратегиях, планах развития, трансформации Укргазбанка в современное финансовое учреждение.

: В конце 2017 года правительство представило долгожданную стратегию реформирования госбанков. Какие изменения будут в «Укргазбанке»? Будет ли у вас новая стратегия?

К. Шевченко: Если сравнивать новый документ с предыдущей версией февраля 2016-го года, то та часть стратегии, которая касается «Укргазбанка» не изменилась. Еще в апреле 2016-го мы утвердили нашу стратегию Green-banking на собрании акционеров, уже в мае 2016-го мы подписали первый договор с Международной финансовой корпорацией (IFC) и с того момента мы активно развиваем идею «зеленого» банка. И уже есть результаты, подтверждающие, что мы не ошиблись с направлением развития. В 2015-м по активам мы были на 17-м месте, с долей рынка менее 2%, на сегодня мы в пятерке крупнейших банков, а наша доля рынка превысила 6%. При этом «Укргазбанк» – единственный государственный банк, который с 2015-го года не требовал докапитализации и за последние три года ни копейки не взял из Государственного бюджета.

Более того, реформу системы корпоративного управления мы начали в 2015-м, еще до того как появился первый вариант стратегии развития госбанков. Все, о чем сейчас говорится в стратегии, мы давно реализовали. Принятие решений – коллегиальное, работают комитеты, Наблюдательный совет, который возглавляет независимый директор, создана система противодействия конфликту интересов. На самом деле – это революционно не только для госбанков. Я не раз сталкивался с недоумением коллег из частных банков – как это возможно, что главой Набсовета стал независимый директор? Они, например, не понимают, как их собственникам в Вене или Париже объяснить необходимость таких изменений. Ведь любой собственник хочет непосредственно управлять своим бизнесом. Но тут надо отдать должное IFC, они нам помогли реализовать реформу корпоративного управления, советовали, как все правильно сделать. С одной стороны ничего сложного в этом нет, с другой, банк – это большая организация, переделать ее за один день невозможно. Самые большие изменения должны произойти в сознании сотрудников. Особенно когда мы начинали заниматься Green-banking и развивать «зеленое» кредитование.

: Каковы объемы и сроки вхождение в капитал «Укргазбанка» IFC?

К. Шевченко: В ноябре прошлого года Минфин, «Укргазбанк» и IFC подписали Меморандум о привлечении инвестиций со стороны IFC и предоставлении консалтинговых услуг для развития банка, повышения его инвестиционной привлекательности. Это партнерство является мощным сигналом, что Украина серьезно настроена на привлечение частных инвестиций в банковский сектор и качественную трансформацию «Укргазбанка».

По условиям подписанного Меморандума доля IFC в «Укргазбанке» не должна превышать 25%. На практике же хватает 5-15%, чтобы инновационные финансовые технологии этой организации оказали максимальное воздействие на глобальное развитие не только «Укргазбанка», но и всего банковского сектора Украины.

Для нас это означает новый уровень надежности и качественное изменение сервисов, приток новых клиентов, снижение кредитных ставок, самый инновационный корпоративный менеджмент и множество других возможностей, открывающихся для украинских банков впервые. Такое сотрудничество – своего рода витрина возможностей и для 189 стран-членов Международного банка реконструкции и развития. Ведь IFC имеет многолетний опыт получения выгоды от инвестиций в сложные и развивающиеся рынки.

: А затем должна состояться полная продажа «Укргазбанка»?

К. Шевченко: Еще в первой стратегии развития государственных банков февраля 2016 года был задекларирован обязательный выход государства из «Укргазбанка» до конца 2017 года. По состоянию на конец 2017 года приватизация была отложена. И тяжелое бремя госсектора в размере 55% всей банковской системы продолжает давить на бюджет страны. Закономерно, что повлияло общее состояние дел в украинской экономике. Напомню, 2015-2016 годы ознаменовались для страны тяжелым экономическим падением. Сегодня можно констатировать, что перезапуск экономики завершен, банковский сектор укрепился и стабилизировался, и рост банковских активов, повышение ликвидности банков – свидетельствуют об этом.

Прогнозные ожидания на будущее тоже обнадеживают. «Укргазбанк» уже третий год подряд подводит итоги с прибылью. За 2017 она превысила 600 миллионов. Для сравнения: в 2014 году убытки составили 2,8 млрд грн, первый квартал 2015 г. тоже сработали в минус. В случае сохранения такой же тенденции и при стабильной политической и экономической ситуации, приватизация «Укргазбанка» наступит в ближайшие 2-3 года, а может быть и раньше. Всегда, для того, чтобы что-то продать, сначала нужно повысить его стоимость. И приватизация имеет особенный смысл в период экономического подъема, когда это будет выгодно и государству, и банку.

Один из вариантов приватизации – заход в банк миноритарных акционеров, например, такого уровня, как IFC. Мы ожидаем, что в 4 квартале 2018 года, IFC зайдет в капитал «Укргазбанка» в размере до 20%, а на 3-4 квартал 2019 года, планируется полный выход государства из капитала Банка и его продажа частному стратегическому инвестору.

: Каким на ваш взгляд будет банковский сектор после 2022 года? По вашему мнению, удастся ли снизить долю государства и, кроме «Укргазбанка», продать еще какие-то банки?

К. Шевченко: Давайте посмотрим на этот процесс глазами государства как собственника. Любой собственник от бизнеса хочет, чтобы он приносил прибыль, а не лазил к нему в карман. Другого пути, кроме как эту собственность продать, у государства нет. Что подтверждает вся наша история. Иначе докапитализация будет постоянной. Государство является ответственным собственником, оно никогда не бросит свои банки. Поэтому продажа госбанков – единственный выход. Конечно, всегда будет открытым вопрос цены этой продажи. Но если мы сравним варианты: продать сегодня дешевле, но снизить постоянные расходы в будущем, альтернативы продаже мы не увидим.

При наличии политической воли к 2022 году государство останется все еще крупным игроком на банковском рынке, но у этого крупного игрока не будет нынешнего монопольного положения.

: Поначалу многие скептически отнеслись к идее ЭКО-банка. Насколько перспективно это направление?

К. Шевченко: Да, мы знаем о скептиках. Но перспективы огромные. В 2015-м, когда на смену Киотскому протоколу, было принято Парижское климатическое соглашение, параллельно была создана сеть «Green Bank Network», объединившая «зеленые» банки. Они все, кстати, государственные, за исключением нескольких муниципальных банков США. Предполагается, что посредством этой сети банков будут финансироваться программы, направленные на достижение целей Парижского соглашения. Речь идет об удержании роста мировой температуры в пределах 2°C. Для этого нужно до 2040 года инвестировать в различные «зеленые» проекты свыше 50 трлн долл. США. Без существования специализированных финансовых учреждений достичь этих показателей невозможно. Более того, сегодня Международное энергетическое агентство и Мировой банк признали, что основным источником 2/3 мировых антропогенных выбросов парниковых газов является традиционная энергетика. Около 80% мирового энергопотребления обеспечивается за счет сжигания ископаемого топлива – угля, нефти, газа, вызывающего резкое повышение температуры на планете, что в свою очередь приводит к стихийным бедствиям. Именно поэтому, в рамках того же Парижского соглашения, World Bank Group в 2019 году полностью прекращает финансировать проекты по добыче нефти и другого ископаемого топлива.

Теперь абсолютно ясно, что среди основных способов достижения поставленных целей будут меры, поощряющие быстрый переход от ископаемого топлива и увеличения инвестиций и рыночной доли экологически чистых источников энергии и решений, прежде всего ветровой и солнечной энергии, а также энергоэффективности. Во всем мире «зеленые» банки, как и «Укргазбанк» работают по трем направлениям: финансируют проекты возобновляемой энергетики, энергосберегающим технологиям и проекты, связанные с защитой окружающей среды. Так вот на сегодня  в мире отставание в финансировании этих проектов составляет порядка 20,7 трлн долл. Украине, по оценке IFC, чтобы достичь поставленных целей до 2030 года надо инвестировать в «зеленые» проекты порядка 70 млрд долл. США. Мы претендуем на треть этого рынка. Нам есть чем заняться.

: Оправдала ли себя стратегия Green-banking? Какие результаты?

К. Шевченко: На сегодня «Укргазбанк» является лидером «зеленого» финансирования в Украине относительно финансовой поддержки ввода новых мощностей в 2017 году. По данным НКРЕКП каждый 3 МВт полученного «зеленого» тарифа в 2017 году в стране профинансирован с помощью «Укргазбанка».

Мы фактически с нуля начали эко-кредитование, результатом чего, по состоянию на 1 января 2018 года наш портфель эко-кредитов составляет 8,7 млрд грн. Для сравнения – это объем всех чистых активов 25-го по величине банка в Украине. Если говорить об альтернативной энергетике, с начала сотрудничества с IFC мы уже профинансировали 88 проектов «чистой» энергетики на более чем 261 млн евро общей мощностью порядка 470 МВт.

На нашем счету: 58 солнечных и 4 ветровые электростанции, 16 малых ГЭС, 4 проекта в направлении «биомасса» и 6 проектов в направлении «биогаз».

Благодаря всем реализованным эко-проектам экономия газа составит около 400 млн м³ ежегодно, а сокращение выбросов CO2 более чем 800 тысяч тонн ежегодно. Это равносильно тому, если бы мы убрали с дорог почти 390 тысяч автомобилей одновременно.

Но это лишь одно из направлений, в котором мы работаем. Второе направление – это финансирование энергоэффективных проектов. Здесь речь идет об энергоэффективном строительстве, энергомодернизации предприятий, тепловой генерации, энергоэффективном транспорте.

Например, мы кредитуем замену оборудования – сельскохозяйственного, производственного на более энергоэффективное. Это направление очень актуально для украинского бизнеса. Рост экономики минимальный, поэтому если бизнес не может обеспечить прирост, тогда нужно сокращать расходы. Например, замена освещения в производственных масштабах окупает себя за полтора года.

Третье направление – это финансирование мероприятий по защите окружающей среды. В рамкам сотрудничества с Министерством экологии и природных ресурсов Украины, мы провели работу с первой сотней самых крупных предприятий-загрязнителей окружающей среды. Наш банк выдал кредит «Запорожстали» на установку нового фильтрационного оборудования, что позволило уменьшить вредные выбросы в городе на 20%.

Уже за счет нашего «зеленого» финансирования выбросы CO2 в атмосферу сократились на 780 тыс. тонн.

Также, у нас есть уникальный продукт – эко-карта из биосырья (кукурузы и сахарного тростника). Внешне она ничем не отличается от традиционной пластиковой. При этом эко-карточка после утилизация не наносит вреда окружающей среде. Эта карта уникальна не только для Украины, но и для Восточной Европы.

: Как, по вашему мнению, можно стимулировать украинский бизнес становится более энергоэффективным?

К. Шевченко: Здесь огромную роль играет государство. До тех пор, пока в Украине стоимость выброса одной тонны CO2 составляет 41 копейку – 1,5 цента, бизнесу невыгодно вкладывать средства в повышение энергоэффективности и заботиться об окружающей среде. У нашего ближайшего соседа – Польши – стоимость выбросов CO2 за тонну составляет $ 1, в Швеции –  $ 118 за тонну, в Финляндии – от $ 54 до $ 68,  в Дании – $ 23, в Великобритании $ 22 за тонну.

По сути, сейчас экологичностью интересуются социально ответственные компании или компании, которые входят в международные группы и для них действуют те же правила, что и для компаний в странах ЕС. Например, сегодня мировой бизнес делает ставку на возобновляемые источники энергии. На корпоративном уровне наблюдается постоянная тенденция по расширению их использования. Примером может служить Декларация компаний США по ответственному ведению бизнеса с минимизацией воздействия на изменение климата American Business Act on Climate Pledge, которую уже подписала 81 компания. Среди подписантов – такие ведущие корпорации мира Amazon, Apple, Google, Microsoft, крупные торговые сети (IKEA, Nestle, Danone), автомобильные концерны Daimler, BMW, Audi, Renault, Volkswagen и GM, а также ряд мировых баков таких, как Bank of America, британский HSBC, швейцарский Commerzbank и другие, инвестиционные портфели которых также включают возобновляемые источники энергии.

Также, в мире есть еще один вариант стимуляции – налоговое стимулирование. В США, например, есть налог на загрязнение. Все поступления от него аккумулируются в специальном фонде и направляются на компенсацию процентов или тела по «зеленому» кредиту. В итоге компания, которая захочет построить офисный центр, где потребляемая электроэнергия будет поступать за счет энергии ветра, сможет сэкономить на налоге и получить льготный кредит.

В Украине есть сбор за загрязнение окружающей среды. Его платят практически все производители. По нашим оценкам, этот сбор обеспечивает порядка 4 млрд грн в год. Целевое назначение этих средств – строительство очистных сооружений, фильтрационного оборудования. Много можно построить очистных сооружений в рамках страны? Конечно же нет. Но если направить эти средств на компенсацию по экокредитам, то эффект будет в разы большим. Мы уже начали обсуждение такого варианта с Министерством экологии и природных ресурсов. Окончательное решение будет за депутатами.

: На каких условиях бизнес сейчас может получить зеленое финансирование?

К. Шевченко: Гривневые кредиты мы выдаем в среднем под 18-20%. Как правило, такое финансирование на 2 п. п. дешевле, чем обычное. Но по некоторым программам для населения ставка может составлять 0,001-0,01% годовых. На таких условиях, например, мы кредитуем покупку электромобилей. Проекты по альтернативной энергетике мы готовы кредитовать в валюте – под 6-7% годовых. Средний срок кредитования проектов в альтернативной энергетике составляет 3,5 года, проектов, направленных на повышение энергоэффективности, – около пяти лет.

Кстати, с помощью наших программ мы предлагаем крупному, малому и среднему бизнесу легкий и доступный переход на современное экологическое оборудование. Более того, мы подскажем, ка это сделать правильно и с минимальными затратами. Например, к нам пришел клиент, который хотел провести модернизацию оборудования на производстве. По его оценкам, срок окупаемости составил 3,5 года. В нашем банке создан специальный департамент, который проводит техническую экспертизу каждого отдельного проекта. Для этого, как я уже говорил, мы запрашиваем у IFC экспертизу по «зеленым» проектам, которые  оценивает их с точки зрения мирового опыта. Наши коллеги посоветовали ему усовершенствовать проект. В результате срок окупаемости уменьшился до двух лет, и уже через полтора года клиент погасил долг перед банком.

В рамках реализации концепции эко-банка происходит постоянный рост доли эко-кредитов в кредитном портфеле МСБ «Укргазбанка».

По состоянию на 1 января 2017 портфель эко-кредитов МСБ составил 480 млн грн (доля в общем кредитном портфеле – 43%), а по состоянию на 1 января 2018 – более 1 млрд грн (доля в общем кредитном портфеле – 50%).

: Какие эко-программы популярны у украинцев?  

К. Шевченко: Что касается украинцев, большой популярностью пользуется наша программа «Эко-энергия» – выдача кредитов на приобретение солнечных электростанций и тепловых насосов по программе. За 9 месяцев 2017 года с момента запуска данного продукта «Укргазбанк» выдал более 23 млн грн кредитов и на этом мы не собираемся останавливаться – планируем далее улучшать условия кредитования и увеличивать список партнеров по данной программе.

В связи с постоянным ростом цен на традиционные энергоносители и нестабильной системой электропитания, альтернативные источники энергии являются эффективными инвестициями не только в энергонезависимость, но и сохранение окружающей среды. Пользуясь нашей уникальной программой, заемщик не только приобщается к развитию и распространению альтернативных источников энергии, но и получает возможность дополнительного заработка, а это долгосрочные инвестиции в домовладение, доходность которых не падает с годами.

Также «Укргазбанк» является одним из активных участников кредитной программы «Тепла оселя» в рамках Государственной целевой программы энергоэффективности, по которой заемщик не только получает возможность утепления собственного домовладения или установки оборудования, но и – компенсацию от государства до 35% от суммы кредита. За 2017 год по данной программе Банком было выдано 16 694 кредита на общую сумму более 452 млн грн.

 

  •  
  •  

Комментировать