Интервью Украинская макроэкономика

Закон должен защищать бизнес

Юрий Недашковский

Интервью с Президентом ГП НАЭК «Энергоатом» Юрием Недашковским о состоянии энергетического сектора Украины, перспективы его развития, а также о том, что необходимо бизнесу для того, чтобы он чувствовал себя в нашей стране комфортно.

Энергетический сектор Украины достался Украине в наследство от Советского Союза. Что было сделано за годы независимости и над чем еще нужно работать? Как происходит обмен опытом и чему Украина учится у мировых коллег?

Юрий Недашковский — эксперт, который не просто знает отрасль, это — специалист, который представляет Украину на мировом уровне. Он является членом Всемирного Совета управляющих WANO. Что удается реализовывать и в чем Украина достойна мировых коллег, Юрий Недашковский рассказал .

: Юрий Александрович, в каком состоянии сегодня находится энергетический сектор Украины?

Ю. Недашковский: Прежде, чем ответить на этот вопрос, надо понимать, что именно Украина унаследовала от Советского Союза, а это — мощный энергетический сектор, представленный атомными электростанциями (сегодня в эксплуатации 15 энергоблоков общей мощностью 13.8 ГВт), тепловой энергетикой и гидроэнергетикой. Кроме того, Украина имеет хорошо развитую систему линий электропередач классом напряжения до 750 кВ — как внутригосударственных, так и межгосударственных. Во времена Советского Союза стратегия развития энергетики была частью его внешней экспансионистской политики, согласно которой Западную Европу Советский Союз планировал посадить на, так сказать, нефте-газовую иглу, а Восточную Европу (я имею в виду страны-участницы Организации Варшавского договора), на электроэнергетическую иглу. В те времена очень активно строились атомные электростанции в Украине и межгосударственные линии электропередач, которые прокладывались в западном направлении, что позволяло ежегодно экспортировать почти 30 млрд. кВт-ч. электроэнергии в страны Восточной Европы. И это тот показатель, на который мы до сих пор не можем выйти.

: А есть такая цель?

Ю. Недашковский: Есть цель восстановить и повысить экспортный потенциал Украины. Но для этого, конечно, нужно сделать еще очень и очень много. Прежде всего, необходимо обновить основные фонды в генерирующих мощностях, восстановить пропускную способность межгосударственных линий электропередач и обеспечить возможность синхронной работы украинской объединенной энергосистемы с европейской системой операторов ENTSO-E. Это очень масштабная работа, к которой Украина уже приступила. Это стратегическая задача нашего магистрального оператора НЭК «Укрэнерго». Ну и, конечно, всех генерирующих и энергоснабжающих предприятий, независимо от формы собственности.

: А что сейчас делается или, возможно, уже сделано?

Ю.Недашковский: Прежде, чем говорить о том, что стоит что-то сделать, надо четко понять, что потенциал около 50 ГВт генерирующих мощностей, доставшийся нам в наследство, надо сначала сохранить. Дело в том, что большая часть генерирующих мощностей уже отработала свой проектный ресурс. Если говорить, например, о тепловой энергетике, часть энергоблоков тепловых электростанций просто неработоспособна.

: Речь идет о технических мощностях?

Ю.Недашковский: Именно так. Сейчас речь идет о том, что нужно строить новые тепловые мощности уже по более современным технологиям и модернизировать действующие. Если мы говорим о гидроэнергетике, она сегодня в достаточно хорошем состоянии: эта отрасль производит около 10% всей энергии потребляемой страной. Проделана большая программа повышения мощности и модернизации с привлечением средств Всемирного банка и других международных финансовых организаций, но она фактически использовала свой потенциал с точки зрения наращивания мощности. Только малая гидроэнергетика еще имеет определенный потенциал для роста.

: Как государство поддерживает отрасль?

Ю.Недашковский: Кабинет Министров Украины принял программу развития гидроэнергетики на период до 2026 года.

: В 2016 году?

Ю.Недашковский: Да. Программа предусматривает продолжение развития гидроэнергетики, как источника, работающего на возобновляемой энергии, предусматривает строительство новых ГЭС и ГАЭС. Очень серьезный акцент сделан на развитии гидроаккумулирующих мощностей ГАЭС). Благодаря работе гидроаккумулирующих электростанций появляется возможность накапливать энергию в периоды ее низкого потребления в энергосистеме страны, закачивая воду из нижнего водохранилища ГАЭС в верхнее, и использовать эту энергию во время пикового роста потребления, сливая воду из верхнего водохранилища в нижнее для производства дополнительной электроэнергии на гидравлических турбинах ГАЭС. Например, в периоды вечерних и утренних пиков. Наличие гидроаккумулирующих электростанций способствует работе атомных электростанций в оптимальном для них режиме — несения так называемой базовой нагрузки (то есть работая на постоянном уровне мощности, без разгрузок).

И наконец в нашем разговоре мы можем перейти непосредственно к «Энергоатому». Это — государственная компания, которая пока находится в статусе унитарного государственного предприятия.

: Что означает унитарное?

Ю.Недашковский: Для простоты понимания, унитарное это — не акционерное общество. Это предприятие, вся собственность которого принадлежит государству. Все имущество «Энергоатома» находится в государственной собственности. Если бы компания была акционерным обществом, государство владело бы только акциями, а имущество принадлежало бы акционерному обществу, а в нашем случае все имущество — государственное. Правда, с февраля прошлого года у нас стартовал процесс корпоратизации. Если коротко, идея такая — «Энергоатом» станет акционерным обществом, но с сохранением у государства 100% акций.

: Это выгоднее в каком смысле?

Ю.Недашковский: Это более гибкая схема деятельности: акционерное общество может создавать различные организационные формы, в частности совместные предприятия с другими обществами, привлекать инвестиции, совместно расширять свою деятельность на внутреннем и внешних рынках. Надо сказать, что многие наши иностранные партнеры чрезвычайно заинтересованы в расширении сотрудничества с «Энергоатомом» — в создании совместных производств, совместном инвестировании и тому подобное. Но статус унитарного государственного предприятия не позволяет сегодня это сделать.

: А как сегодня чувствует себя атомная энергетика Украины?

Ю.Недашковский: Украина получила в наследство от Советского Союза достаточно мощную ядерную отрасль, но со всеми ее недостатками. В том числе и с проблемой преодоления последствий Чернобыльской аварии и необходимостью досрочного закрытия ЧАЭС. И за годы независимости были не только устранены присущие реакторам советского дизайна дефициты безопасности, но и успешно реализованы новые программы модернизации, направленные на дальнейшее повышение безопасности, в том числе и о принятии дополнительных мер с учетом опыта аварии 2011 на АЭС «Фукусима Даичи» в Японии. Следует отметить, что непрерывное повышение безопасности является постоянным процессом по мере того, как появляются новые знания, новые технологии и опыт.

Также нужно помнить и о том, что наши атомные электростанции в основном были построены около 30 лет назад, а в то время еще не было достаточных знаний о свойствах материалов, которые облучаются, возможностях эксплуатации корпуса реактора более 30 лет. Поэтому, исходя из очень консервативных подходов, был назначен проектный срок службы энергоблоков — 30 лет. Сегодня мы видим возможность продлить его еще как минимум на 20 лет, и активно выполняем все необходимые для этого меры. Одна из наших основных задач сегодня — сохранение существующего парка реакторных установок и получение необходимого ресурса времени для подготовки к новому ядерному строительству и дальнейшему развитию отечественной атомной энергетики. К тому же, это экономически очень выгодно. Сравните. Затраты на продление срока эксплуатации одного энергоблока мощностью 1000 МВт составляют около 300 млн. долларов США. А его строительство «с нуля» — более 7 млрд. евро.

: Какой период времени вы имеете в виду, когда говорите о последующих годах эксплуатации обновленных энергоблоков?

Ю.Недашковский: Это — следующие 20 лет или 30 лет. Сейчас картина такая — «Энергоатом» эксплуатирует 15 атомных энергоблоков. Для 7 из них срок эксплуатации уже истек, и мы получили лицензию на продолжение срока службы, выполнив необходимый комплекс мероприятий, предусмотренный действующим законодательством по ядерной и радиационной безопасности. О каких мерах идет речь? Первое и основное — повышение безопасности. Речь идет о невозможности повторения сценариев, которые имели место во время аварий на АЭС Три-Майл-Айленд (США), привели к Чернобыльской катастрофе, тяжелой аварии на японской АЭС «Фукусима-Дайичи» и другие. Все запланированные для этих целей мероприятия должны быть выполнены прежде, чем принять решение о продлении эксплуатации. Отчеты по их выполнению должны получить положительные заключения государственной экспертизы по ядерной и радиационной безопасности и быть согласованными регулирующим органом — Госатомрегулирования Украины. Речь идет о модернизации, замене оборудования, отработавшего свой ресурс, внедрении новых, усовершенствованных видов оборудования, новейших технологий, усилении существующих систем безопасности и тому подобное.

Второе — это меры инжинирингового характера. Мы должны выполнить полную переоценку безопасности по всем возможным сценариям и факторам, выполнить все необходимые исследования и расчеты для подтверждения того, что энергоблок, по которому принимается решение о продлении срока эксплуатации, полностью отвечает всем современным требованиям по безопасности и надежности.

: Это — просто невероятная работа!

Ю.Недашковский: Да. Колоссальная. И «Энергоатом» выполняет все это как собственными силами, так и с привлечением специализированных организаций.

: Государство занимается энергетической отраслью? Критикуют Вашу работу?

Ю.Недашковский: Критика есть и разная. Есть — справедливая, но есть и такая, которая не имеет под собой никаких оснований. Хотя, справедливости ради следует отметить, что в открытом обществе именно так и должно быть. И мы спокойно к этому относимся. Мы очень прозрачны. Всю информацию, которая беспокоит общество, мы предоставляем. И хочу добавить, что прежде, чем продлить срок службы энергоблока, сначала надо провести специальные мероприятия общественного характера — общественные обсуждения и слушания. Зачем? Это не только требования действующего законодательства. Это полностью соответствует и нашей цели — предоставить возможность любому гражданину задать вопросы, которые его беспокоят и получить на них профессиональный ответ, как во время непосредственного общения, так и на официальном сайте.

: Напоминает меры по повышению грамотности.

Ю.Недашковский: Не совсем. В Украине грамотное население. Мы же со своей стороны благодарны всем неравнодушным, которые интересуются проблематикой отрасли независимо от того, как они к ней относятся. Для возможности постоянного информирования населения у нас на площадке каждой атомной электростанции функционируют специальные информационные центры. Каждый желающий ознакомиться с работой АЭС может их посетить, ознакомиться с замечательными демонстрационными материалами и получить ответы на все свои вопросы. Кроме того, для студентов, желающих пройти специальное обучение в «Энергоатоме» мы ежегодно проводим так называемую весеннюю школу.

: Таких желающих много?

Ю.Недашковский: Их много, но мы набираем по условиям конкурса, то есть — только лучших. У нас еще есть летняя школа, и тоже студенческая.

: Вы получаете обратную связь от такого общения?

Ю.Недашковский: Основная задача — предоставить возможность гражданам получить всю информацию, которая их интересует. И еще это очень полезно для нас, потому что мы учитываем мнение общественности, когда планируем те или иные проекты. Например, решение о строительстве новых ядерных объектов принимаются исключительно украинским парламентом, это установлено специальным законом. Парламент принимает решение только с учетом мнения территориальных общин, которые должны предоставить свое согласие на отвод земли под новый ядерный энергоблок. И уверяю вас, что парламентарии, голосуя за то или иное решение, очень сильно ориентируются на общественное восприятие, ведь это их электорат, их избиратели.

: Украинский энергетический сектор отстает в развитии от европейского?

Ю.Недашковский: Повторю еще раз: наши энергоблоки советской конструкции имели в прошлом определенные дефициты безопасности. Это в свое время было установлено экспертами МАГАТЭ, но на сегодняшний день все дефициты безопасности устранены и все рекомендации учтены.
Но мы никогда не останавливаемся на достигнутом. Сейчас реализуется утвержденная правительством Комплексная сводная программа по повышению безопасности, которая учитывает новый опыт эксплуатации, в том числе и постфукусимский. Эта программа одобрена европейскими экспертными организациями и частично финансируется международными финансовыми организациями. Примерно 30% от общей стоимости (600 млн. евро) — это кредиты ЕБРР и Евратома, остальное — собственные (тарифные) средства Энергоатома. Выполним в полном объеме эту программу — приступим к реализации следующей. Процесс совершенствования и повышения уровня безопасности с учетом новых знаний является непрерывным. Это, если хотите, наша философия.

Следует также учесть, что атомная энергетика не может развиваться изолированно в одной стране, поэтому «Энергоатом» — неотъемлемый член мирового ядерного сообщества. В 1989 году после Чернобыльской аварии была создана Всемирная ассоциация операторов АЭС (ВАО АЭС, WANO). «Энергоатом» является активным членом этой Ассоциации. Лично я уже много лет, начиная с 2005-го, являюсь членом Всемирного Совета управляющих ВАО АЭС. Миссия WANO — это содействие повышению ядерной безопасности всех ее членов путем периодического проведения партнерских проверок каждой АЭС.

Как это происходит на практике? Мощная команда экспертов приезжает 1 раз в 4 года на каждую атомную электростанцию и проверяет ее. По результатам этой проверки миссия предоставляет руководству АЭС (и компании) конфиденциальный отчет со своим видением недостатков, сильных и слабых сторон, и с рекомендациями по улучшению эксплуатации. Через 2 года происходит повторная миссия, которая проверяет каким образом учтены ее рекомендации. Если же АЭС не может справиться с какой-то проблемой самостоятельно, то она имеет право заказать международную миссию технической поддержки. В таком случае формируется группа лучших мировых экспертов в этой области, которая приезжает и предоставляет необходимую техническую поддержку.

АЭС всего мира в рамках ВАО АЭС обмениваются специальными унифицированными показателями своей работы (их около 11). Анализируя эту информацию, я имею все основания утверждать, что украинские АЭС занимают очень достойное место в мировой ядерной энергетике.

: Наверное, такая информация очень важна для руководства компании.

Ю. Недашковский: Абсолютно точно, в первую очередь это — для руководства. Выявить проблемные места и получить рекомендации по их устранению. Каждый генеральный директор АЭС заинтересован получить независимое высококвалифицированное заключение и рекомендации. С учетом новейшего международного опыта и лучших практик. В целом ВАО АЭС работает по двум принципам — коллективная ответственность и конфиденциальность.

: Что в этом самое важное и самое главное?

Ю.Недашковский: Самое важное — полученная информация и уровень экспертов, которые инспектируют электростанции. Например, если «Энергоатом» принимает участие в партнерских проверках зарубежных АЭС, то отправляет туда своих специалистов как правило, на уровне не ниже главного инженера, генерального директора атомной станции, генерального инспектора. Это люди с глубокими знаниями и колоссальным опытом эксплуатации, которые способны своими глазами увидеть то, что не увидит человек низкой квалификации или должностного уровня. И соответственно такого же высокого уровня мировые эксперты приезжают и к нам.

: Юрий Александрович, что вы, как топ-менеджер государственной компании можете сказать об инвестиционном климате в Украине?

Ю. Недашковский: Если есть желание, чтобы к нам заходили серьезные иностранные инвестиции, нашему правительству и парламенту нужно очень многое сделать. Не секрет, что серьезный международный бизнес приходит только тогда, когда он понимает, что в стране действует стабильное законодательство — в первую очередь фискальное и разрешительное, что оно не будет меняться под политическую конъюнктуру, его можно изучить раз и навсегда, и оно будет защищать права бизнесмена, его бизнес у него не заберут, что законные интересы можно отстоять в справедливом суде.

Второй вопрос — это возвращение инвестиций. Прежде всего надо иметь возможность их легально заработать, иметь возможность репатриации прибыли, а еще лучше — иметь стимулы и возможность вкладывать ее в развитие в Украине. Исходя из всего этого, говорить о том, что сейчас в Украине благоприятный инвестиционный климат было бы, на мой взгляд, очень оптимистично. В Украине до сих пор осталось рейдерство. И «Энергоатом» на себе все это прекрасно чувствует. Например, в позапрошлом году наша компания практически 6 месяцев проработала с заблокированными счетами из-за искусственно созданного судебными решениями всех инстанций несуществующего долга перед фиктивным предприятием, зарегистрированным на квартире в областном центре. Такого рода проблемы должны навсегда уйти в прошлое.

: На ваш взгляд, с чего надо начинать?

Ю. Недашковский: Проблемы нужно решать комплексно и одновременно. Законы должны защищать бизнес, в частности, от банального рейдерства. Необходимо вывести на свет ту добрую половину бизнеса, которая сегодня функционирует в тени. Надо решить в конце концов вопрос рынка земли, которого сегодня нет. Как без рынка земли сюда может зайти долгосрочный инвестор? Это серьезный сдерживающий фактор. Необходима эффективная и не коррумпированная судебная система, правоохранительные органы.
Этот классический хорошо известный ряд можно продолжать. Что делать — известно, здесь не нужно изобретать заново велосипед. Другое дело — как? И особенно — кто будет это делать? По моему личному убеждению со всеми этими задачами смогла бы справиться команда хороших профессионалов-патриотов на каждом ключевом направлении реформирования. Проблемы, созданные людьми, могут быть решены лучшими людьми. Таких на своих постах должно быть больше определенной критической массы.

  •  
  •  

Комментировать