Блоги

Обыски в компании «Нова Пошта». Какие еще эффективные методы создания проблем бизнесу существуют сегодня в Украине?

Наталия Осадчая 

Сооснователь S&P Agency, PhD, investment risk advisor –  эксклюзивно для LDaily.  

Самой громкой новостью за последнее время стала информация об обысках и осуществлении давления на крупный бизнес со стороны Генеральной прокуратуры Украины. Так, 16 марта компания «Нова Пошта» сообщила в сети о проведении Генеральной прокуратурой одновременных обысков в офисах и складских помещениях компании в таких городах как Киев, Днепр, Одесса, Львов и Полтава. Согласно заявлению пресс-секретаря ГПУ Ларисы Саган, обыски были проведены в рамках уголовного производства, начатого по факту превышения служебных полномочий должностными лицами компании ООО «Нова Пошта» и в других связанных предприятиях по признакам уголовных правонарушений, предусмотренных ч.2 ст. 363 УК Украины (злоупотребление властью или служебным положением) и ч.3 ст. 212 УК Украины (уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах).

Сложно давать оценку любому конфликту, когда ты не находишься внутри и не имеешь на руках документов, которые могут свидетельствовать о наличии нарушений со стороны правоохранительных органов. Исходя из нашего опыта, сегодня достаточно успешно работает схема, когда правоохранители на ровном месте создают проблемы любой компании, а иногда фактически разрушают бизнес открытием уголовных производств и осуществлением следственных действий.

На сегодня действующим законодательством предусмотрена система, согласно которой каждый человек имеет право обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. При этом действующий закон обязывает правоохранителей внести сведения, изложенные в таком заявлении, в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). На практике довольно часто вместо заявлений о преступлениях основанием для внесения сведений о преступлении выступают рапорты СБУ, сотрудников Государственной фискальной службы (ГФС), и другие «интересные документы». Такие рапорты могут содержать любую информацию или факты, свидетелями которых якобы выступали вышеуказанные лица. Например, в нашей практике было даже «исследование по факту неуплаты налогов», составленное сотрудниками ГФС.

В нашей работе мы сталкивались со столь широким спектром таких «сообщений о преступлениях», что, наверное, уже можно написать книгу.

В нашей практике были уголовные производства, начатые на основании рапорта, автор которого якобы был свидетелем того, как давали взятку, рапорта о неуплате налогов или о некачественной продукции. Очень часто по таким рапортам открывается уголовное производство уже в отношении конкретного юридического лица и его руководителей, а сведения о преступлении, вносимые в ЕРДР, сознательно квалифицируются по ч.2 или ч.3 соответствующей статьи Уголовного кодекса Украины. Такая квалификация увеличивает степень тяжести преступления и автоматически предоставляет правоохранительным органам полномочия осуществлять негласные следственные действия в отношении должностных лиц выбранной компании

Действующим законодательством предусмотрено достаточно много вариаций негласных следственных действий, о которых многие бизнесмены даже никогда не слышали и не имеют понятия, как они реализуются. Работниками силовых структур применяется широкий спектр следственных действий, начиная от аудио-, видеоконтроля и наблюдения за установленным лицом и заканчивая обыском жилья. Но эти виды негласных следственных действий применяются не так  часто. Наиболее распространенными являются прослушивания, запись и протоколирование телефонных разговоров лица или лиц, подозреваемых в совершении преступления. Этот вид негласных действий начинается на ранней стадии дела, а право на их проведение предоставляет суд. Вместе с тем, такие решения судов вы никогда не найдете, поскольку, согласно действующему законодательству, они просто не подлежат внесению в реестр судебных решений. Поэтому лицо, в отношении которого проводятся такие следственные действия, со 100% вероятностью знать о них не будет.

Также, часто используемым следственным действием является снятие информации с серверов мобильных операторов, получение списка вызовов за достаточно значительный период времени и текстов смс-сообщений. Такие следственные действия проводятся на основании постановления суда. Они попадают в реестр со значительным опозданием и в них закрыта личная информация фигурантов. Найти их можно только в том случае, если компания знает об открытом уголовное производстве или осуществляет постоянный мониторинг информации и по определенным признакам приходит к выводу, что такое действие проводится именно в отношении ее должностных лиц. Найти и распознать такую ​​информацию на начальной стадии расследования очень сложно.

В 95% случаев компания узнает о том, что относительной нее или ее должностных лиц начато уголовное производство, уже когда проводится обыск. О факте проведения обыска бизнес также не имеет возможности узнать заранее, поскольку решения, которым предоставляется разрешение на проведение обыска, не обнародуются в Едином реестре судебных решений

Исходя из нашего опыта, кроме указанных выше следственных действий, применяемых к бизнесу, популярны также временный доступ к вещам и документам, раскрытие банковской тайны (доступ к банковской информации), допрос, осмотр. При этом достаточно часто, проводя осмотр, правоохранители проводят другие, не предусмотренные УПК действия, а именно изъятие образцов товаров для проведения исследований и тому подобное. Важно заметить, что обыски и осмотры могут проводиться множество раз, как в отношении самой компании, так и в отношении ее клиентов и связанных компаний в рамках все одного и того же уголовного дела.

К сожалению, сегодня можно констатировать тот факт, что бизнесу в Украине достаточно сложно «отбиться» от неправомерных сообщений о преступлении, а вывод конфликта в публичную плоскость не является залогом его успешного решения в кратчайшие сроки. Бизнес вынужден проявить изобретательность, чтобы доказать свою правоту и отстоять право на ведение деятельности в нашей стране. Для этого необходимо применить весь спектр имеющихся инструментов и PR является только одним из них.

Процесс доказывания, что ты не верблюд, для бизнеса может составлять месяцы и даже годы. Действовать в рамках правового поля — единственный правильный путь для решения конфликтов такого уровня сложности, поскольку именно это является основой для изменения всей несовершенной правовой и государственной системы. Этого принципа должны придерживаться все игроки рынка, без исключения. И только в таком случае бизнес-климат изменится

И тем лицам, которые привыкли вести дела по старым правилам, не останется места в новой экологической среде. Будет невыгодно создавать проблемы, если не останется желающих их решать вне действующих норм и правил. Система изменится тогда, когда все игроки рынка будут стоять друг за друга, а не играть роль сторонних наблюдателей, глядя, как «тонут» их соратники по рынку или конкуренты, ведь завтра на их месте уже могут быть они. Однако сегодня, к сожалению, продолжает действовать принцип «один в поле воин».

Надеемся, что случай с конфликтом компании «Нова Пошта» станет исключением из правил.

  •  
  •  

Комментировать